Автор Тема: 195-я Новомосковская Краснознаменная стрелковая дивизия(2 форм)  (Прочитано 8503 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   195-я Новомосковская Краснознаменная стрелковая дивизия(2 форм)
(Переименована из 423 сд)

   Дивизия формировалась на территории нынешней Оренбургской области Военным советом Южно-Уральского военного округа с конца октября 1941 г. как 423-я сд.
   Около 8 тысяч бойцов и командиров дивизии — это коренные жителей Оренбургской области, более 3 тысяч бойцов прибыли из Узбекистана, республик Закавказья, Башкирии.
   29 апреля 1942 г., когда 195-я стрелковая дивизия уже была в Рязанской области, она вошла в состав 1-й резервной армии, где продолжила обучение и слаживание подразделений.
   25.06.1942 г. 195-я сд выдвинулась на фронт в район Воронежа. Местом выгрузки дивизии оказалась станция Усмань, что в 50 километрах северо-восточнее Воронежа.
   А 10 июля дивизия получила первый в своей истории боевой приказ командующего 60-й армией генерал-лейтенанта М. А. Антонюка, согласно которому командиру дивизии предстояло вводить полки в бой с марша в направлении западной окраины Воронежа, установив перед тем тесное взаимодействие с 67-й танковой бригадой и 475-м отдельным танковым батальоном. Ближайшей задачей намечался выход на дорогу Подклетное — Воронеж.
   С 12 июля 195-я сд насмерть стояла под Воронежем. Как позже вспоминал бывший начальник штаба Воронежского фронта генерал армии М. И. Казаков, причиной того, что 60-я армия в сентябрьском наступлении не добилась ощутимых оперативных результатов, явилось упорное сопротивление противника, имевшего хорошо оборудованные оборонительные позиции 1. Однако своей главной цели это наступление достигло — в ожесточенных сентябрьских боях под Воронежем 60-я армия перемолола немало сил врага. Только воины 195-й стрелковой дивизии уничтожили не менее 3 тысяч гитлеровцев 2. Снова немецко-фашистское командование было вынуждено перебросить под Воронеж свежие части.
   В конце сентября Воронежский фронт перешел к оборонительным действиям, а 4 октября согласно директиве Ставки Верховного Главнокомандования 195-я стрелковая дивизия была выведена в резерв.
   4 ноября 1942 г. 195-я стрелковая дивизия, восстановившая свою боеспособность, согласно решению Ставки Верховного Главнокомандования вошла в состав 4-го гвардейского стрелкового корпуса 1-й гвардейской армии и в конце ноября была переброшена в район села Верхний Мамон на Среднем Дону.
   А утром 15 декабря в штаб поступил боевой приказ командира 4-го гвардейского стрелкового корпуса о переходе дивизии в наступление с утра 16 декабря. Первый день наступления принес 1-й гвардейской армии в общем-то результаты малозначительные. Удалось прорвать лишь первую полосу обороны на глубину 3—4 километра. Командира 195-й стрелковой дивизии предупредили, что через его боевой порядок пройдут соединения 17-го танкового корпуса под командованием полковника П. П. Полубоярова, взяв направление на Кантемировку.
   Днем 18 декабря над придонской степью пронесся резкий, оглушающий вой сирен. Это был голос особых устройств, надетых на выхлопные трубы боевых машин. 67-я танковая бригада, построенная в боевой порядок, устремилась в атаку на позиции противника перед Дубовиковкой. За ней цепями вытянулся правофланговый батальон 564-го полка и его сосед — батальон 604-го полка. Противник попытался было оказать сопротивление, открыв артиллерийско-минометный и пулеметный огонь. Но натиск танкистов 67-й бригады и стрелков 195-й дивизии был настолько стремителен, что враг посчитал за лучшее отойти. На плечах отступавших фашистов советские воины ворвались в Дубовиковку и вскоре овладели ею. Несколько позже 604-й полк освободил населенный пункт Голый.
   67-я танковая бригада пошла правее, а в направлении на Писаревку воины 195-й стрелковой дивизии продвигались теперь вместе с танкистами 174-й танковой бригады полковника В. И. Шибанкова. Наступление развивалось быстро. Передовые подразделения уже подходили к Писаревке. Между тем в это время правый сосед, 267-я стрелковая дивизия 6-й армии Воронежского фронта, несколько отстал: он встретил сильнейшее сопротивление противника. Правый фланг ушедших вперед подразделений 195-й стрелковой дивизии оказывался открытым. Полковник Каруна решил, поддерживая тесную связь со 174-й танковой бригадой, ввести в бой 573-й полк подполковника Ф. В. Григорьева с задачей развернуть один батальон фронтом на запад и нанести удар по противнику в Писаревке. Выполнение этой задачи выпало на долю 2-го батальона капитана И. В. Коваленко. Две роты этого батальона при поддержке полковой артиллерии дружно атаковали незащищенный фланг врага одновременно с танковыми подразделениями. Боевой порядок противника был смят, и он поспешил оставить Писаревку.
   18 декабря противник последний раз попытался оказать сопротивление танковым и стрелковым частям, теперь уже на реке Богучар. Вдоль нее проходил заранее подготовленный рубеж обороны, который успели занять отброшенные немецкие и итальянские подразделения.

состав
564, 573 и 604 сп,
475 ап,
41 оиптд,
330 рр,
362 сапб,
564 обс (564, 1571 орс),
18 медсанбат,
502 орхз,
253 атр,
422 пхп,
887 двл,
1677 ппс,
1078 пкг

в составе Действующей Армии
9.7.42-3.10.42
21.11.42-9.5.45

Дивизией командовали:
Романов Михаил Афанасьевич (30.12.1941 - 16.06.1942), комбриг;
Микеладзе Михаил Герасимович (17.06.1942 - 17.08.1942), полковник;
Каруна Василий Петрович (18.08.1942 - 13.03.1943), полковник, с 14.02.1943 генерал-майор;
...
Михеенко Яков Семенович (21.03.1943 - 02.07.1943), полковник;
Сучков Александр Михайлович (03.07.1943 - 23.03.1944), полковник;
Холодов Иван Николаевич (26.03.1944 - 21.04.1944), полковник;
Шапкин Иван Сергеевич (22.04.1944 - 09.05.1945), полковник.

http://samsv.narod.ru/Div/Sd/sd195/main2.html
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
http://tashv.nm.ru/index.html
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   Танковые подразделения после форсирования реки Богучар вышли на оперативный простор. Они обогнали стрелковые части и быстро продвигались вперед, обходя очаги сопротивления и сея панику в тылу врага. Начавшееся преследование противника здесь, за рекой Богучар, совпало по времени с прекращением его сопротивления на котельниковском направлении. Войскам Манштейна удалось лишь выйти на рубеж реки Мышкова, дальше они продвинуться не смогли, встретив организованную оборону усиленной 51-й армии Сталинградского фронта и подошедшей к этому рубежу 2-й гвардейской армии.
   После того как части 195-й стрелковой дивизии перешагнули через реку Богучар, они уже не встречали организованного сопротивления противника. Дивизия, не останавливаясь, шла вперед, она освободила села Рудаевка, Титаревка, Поповка. Дон остался далеко позади, от него части удалились не менее чем на 50 километров.
   Больше всего командира дивизии и ее штаб беспокоило, как бы противник не ускользнул из-под удара. Пришлось произвести расчеты движения для каждого батальона, за основу которых был взят среднесуточный темп наступления до 40 километров. Очень острой оказалась транспортная проблема. Ее решить помогли трофеи — автомашины, лошади, мулы, оставленные отступающим врагом.
   19 декабря 17-й танковый корпус, безостановочно продвигавшийся вперед, освободил Кантемировку и перерезал коммуникации противника между Воронежем и Ростовом. Это намного облегчило продвижение дивизии к железной дороге между Кантемировкой и станцией Зориновкой.
   Наголову разбитый противник метался на заснеженном, продуваемом морозным ветром задонском пространстве, как пойманный в ловушку. Под натиском 195-й стрелковой дивизии и ее соседей он бежал из очагов сопротивления, обойденных танковыми частями, на запад и юго-запад. А от ударов действовавших в его тылу танкистов спасался бегством на восток. Так оказалось, что в полосе наступления дивизии появились разрозненные группы почти всех соединений 8-й итальянской армии. Здесь были солдаты и офицеры из 9-й пехотной армии «Пасубио», 52-й пехотной дивизии «Торино», пехотной бригады «3 января» и даже из 2-й пехотной дивизии «Сфорцеско» и пехотной группы «Диаманта», которые занимали ранее рубежи обороны далеко от полосы действий 195-й стрелковой дивизии, где-то за станицей Мигулинской. Почти все они за лучшее считали сдаться в плен. Задонская степь в то время являла собой впечатляющее зрелище: сотни колонн пленных нескончаемым потоком шли на восток под конвоем советских воинов.
   Вечером 19 декабря штаб дивизии разместился в селе Колесниковка. Оно до отказа было забито военнопленными. Не успел начальник штаба И. Ф. Обушенко, ставший недавно подполковником, отправить в тыл новую колонну военнопленных, как получил перехваченное радиодонесение командира одной из разбитых дивизий командующему 8-й итальянской армией. В донесении сообщалось: «Остатки дивизии отходят в беспорядке, потеряна вся артиллерия и другая боевая техника. С фронта, справа и слева — русские. Прошу ваших указаний».
— Интересно, какое же он получил указание? — спросил полковник Каруна, когда Обушенко показал ему радиоперехват.
— Есть и указание,— ответил начальник штаба.
И подал командиру дивизии листок, на котором значилось одно слово: «Мужайтесь».
   Но обрести мужество итальянцам не удавалось. И фронт, и тыл 8-й итальянской армии разваливались от мощных ударов наступающих соединений. Бойцы и командиры 195-й стрелковой дивизии стали свидетелями, как для спасения от гибели и доказательства желания сдаться в плен итальянские подразделения обращали оружие против тех, кто еще пытался оказывать сопротивление.
   19 декабря авангард 604-го полка — 3-й батальон старшего лейтенанта И. В. Онищенко — продвигался в сторону железной дороги Россошь — Миллерово и наткнулся на огневые позиции артиллерийской батареи итальянцев. Командир батальона оставил одну роту перед фронтом противника, а две другие направил в обход. Цель у него была — окружить батарею. Маневр скрыть от врага было нельзя: ровная заснеженная местность это исключала. Командир батальона понимал, что передвижение рот будет замечено и они могут попасть под артиллерийский обстрел. И очень удивился, что его не последовало. Когда батарея оказалась окруженной, итальянцы подняли белый флаг, с огневой позиции стали раздаваться крики «Муссолини капут!». А вскоре батарея открыла стрельбу из всех шести орудий по высоте у железной дороги, на которой — это командир батальона точно знал — занимало позиции итальянское подразделение. Батарея целиком досталась 3-му батальону как трофей, а ее огонь помог полку выйти к железной дороге Россошь — Миллерово.
   195-я стрелковая дивизия уходила от Дона все дальше и дальше на юго-запад. Вскоре должны были показаться поля Украины. В первом эшелоне дивизии двигался 573-й полк подполковника Ф. В. Григорьева, а левее его шла 41-я гвардейская стрелковая дивизия.
   Утром 20 декабря полк, не встретив сопротивления, вошел в последний населенный пункт Воронежской области — село Бык. Но здесь был обстрелян артиллерией противника, а затем и пулеметным огнем со стороны станции Гартмашевка. Подполковник Григорьев немедленно доложил об этом командиру дивизии. Тот распорядился прикрыться от противника справа одним батальоном, а остальными силами продвигаться дальше в направлении сел Никольское и Морозовка. Станция Гартмашевка была приспособлена немецко-фашистским командованием под базу снабжения войск, попавших в сталинградский котел. Неподалеку от нее действовал полевой аэродром противника. И станцию, и аэродром он стремился удержать за собой как можно дольше.
   По распоряжению командира 4-го гвардейского стрелкового корпуса 195-я стрелковая дивизия частью сил — их составили 604-й полк и учебный батальон — блокировала противника на станции Гартмашевка и аэродроме. Ее 573-й полк, обойдя станцию, ушел вперед.
   Стремительно развивая наступление, полк 20 декабря освободил первые населенные пункты на Украине — села Никольское и Морозовка, Меловского района, Ворошиловградской области. Двое суток спустя он вышел на важные тыловые коммуникации врага — шоссейные дороги Старобельск — Беловодск — Чертково и Беловодск — Марковка.
   Фронт боевых действий полка стал не менее 35 километров — он растянулся до села Бондаревки на реке Деркул. Здесь ему пришлось перейти к обороне, ждать, когда подойдут главные силы дивизии.
   К 24 декабря в результате успешного наступления 4-го гвардейского стрелкового корпуса и всей 1-й гвардейской армии на правом крыле Юго-Западного фронта образовалась большая дуга, выгнутая к Старобельску.
   Здесь соединения правого крыла остановились, встретив сильный контрудар вышедших навстречу свежих сил врага.
Так как 195-я стрелковая дивизия была в это время впереди других соединений 4-го гвардейского стрелкового корпуса, контрудар противника пришелся по ней, а также по частям вырвавшегося вперед 17-го танкового корпуса. Подтянувшиеся на рубеж Марковка, Бондаревка, шоссе Чертково — Беловодск главные силы дивизии стойко оборонялись. По приказанию командующего 1-й гвардейской армией в полосу дивизии была спешно переброшена 106-я стрелковая бригада. Слева от дивизии в бой вступила подошедшая 41-я гвардейская стрелковая дивизия.
   Бои сразу приняли ожесточенный характер. Их фронт стал довольно широким. Он проходил южнее Чертково, под Миллеровом и Тацинской, севернее Морозовска. Тот его участок, который достался 195-й стрелковой дивизии, был небольшим, по длине он не превышал и десятка километров. Преодолеть его противник не смог, как не смог он пробиться и через весь фронт обороны 4-го гвардейского стрелкового корпуса.
   К новому, 1943 году операция «Малый Сатурн» была завершена.
На рассвете 15 января 1943 г. 195-я стрелковая дивизия согласно приказу командира 4-го гвардейского стрелкового корпуса передала значительный участок своей обороны соседям: слева — 106-й стрелковой бригаде, справа — 35-й гвардейской стрелковой дивизии. Полоса действий соединения сузилась до 3 километров, передний край обороны прошел по заснеженному полю восточнее села Кризское. Сделано это было потому, что часть сил 195-й стрелковой дивизии — 604-й полк и учебный батальон — еще вела бои с противником, окруженным близ станции Гартмашевка и на полевом немецком аэродроме. Между тем дивизии предстояло принять участие в новой крупной операции войск Юго-Западного фронта, получившей название «Скачок».
   Вечером 15 января командир дивизии получил боевой приказ командира 4-го гвардейского стрелкового корпуса, согласно которому главный удар на Старобельск должна была нанести 195-я стрелковая дивизия в тесном взаимодействии со своими соседями. Пока она усиливалась двумя гаубичными артиллерийскими полками — 212-м и 230-м, а затем ей на помощь должны были прийти танкисты 183-й танковой бригады.
   Утром 16 января мощный огневой налет артиллерии вздыбил снежное поле перед селом Кризское, накрыл укрепления врага на берету текущей рядом реки Деркул. Первый день боя выдался тяжелым. Когда батальоны под прикрытием артиллерийского огня вышли к окраине села, первые же дома оказались укрепленными пунктами. Потребовались сутки на то, чтобы сломить сопротивление врага. Лишь днем 17 января полковник Каруна смог доложить командиру 4-го гвардейского стрелкового корпуса, что Кризское освобождено. Противник отошел к Сычевке. Буквально на его плечах 573-й и 564-й полки ворвались в это село. 19 января сопротивление противника в Гартмашевке и на аэродроме было сломлено. Ему пришлось сложить оружие. Сыграло тут свою роль и то, что гартмашевский узел к этому времени оказался в глубоком тылу, противник лишился всяких надежд на деблокирование, его моральные силы иссякли. Воины 604-го полка и учебного батальона захватили полевой аэродром с десятью исправными самолетами. Им достались как трофеи 150 автомашин, 20 орудий, 10 танков, склады с продовольствием, вещевым имуществом и боеприпасами.
   20 января главные силы 195-й стрелковой дивизии вырвались далеко вперед, обходя Старобельск с северо-востока. Вечером того же дня они с ходу овладели населенным пунктом Евсуг. Здесь их догнали 604-й полк и учебный батальон. Соседи дивизии отстали. Оставалась сзади и почти вся приданная артиллерия: подводил глубокий снег. Было похоже на то, что дивизия совершает рейд по тылам противника, хотя он специально не планировался. Когда командир дивизии связался по радио с командиром 4-го гвардейского стрелкового корпуса и доложил о боевой обстановке, тот приказал продолжать наступление, строго придерживаясь ранее намеченного направления
   Поздно вечером 20 января начальник штаба дивизии подполковник Обушенко выслал вперед разведывательную группу — бойцы ушли по снежной целине на лыжах. Вернувшись днем 21 января в дивизию, разведчики донесли, что на маршруте движения соединения на глубину 10 километров противника нет. «Он, по всей видимости, — сказал старший группы, — окопался в населенных пунктах, прячется от мороза».
   Как только об этом стало известно командиру дивизии, он решил форсировать продвижение вперед. С юга наступление главных сил должен был прикрыть 604-й полк, войдя в локтевую связь с подтягивающейся 106-й стрелковой бригадой. На Старобельск устремился с севера передовой отряд 573-го полка. Ему было приказано двигаться, поддерживая регулярную радиосвязь со штабом полка. В отряд вошли взвод автоматчиков, пулеметный взвод, отделение химической защиты и отделение разведчиков. Когда решался вопрос, кому статьначальником отряда, выбор пал на командира взвода химической защиты лейтенанта Б. Г. Горбаня.
   Отряду предстояло доразведать противника на всю глубину продвижения дивизии до самого Старобельска, Горбань получил строгие указания: населенные пункты обходить, в бой не ввязываться, а если же отряд наскочит на врага, то немедленно поставить об этом в известность командира полка. Отряд лейтенанта Горбаня беспрепятственно прошел южнее населенных пунктов Лесные Поляны и Новороссоши. Связавшись по радио с командиром полка, он подтвердил, что в открытой степи противника нет, а из населенных пунктов он не выходит. Не встретился отряду противник и тогда, когда бойцы Горбаня прошли дальше, держась южнее дороги Марковка — Новопсков.
   Не доходя до села Рыбянцево, что раскинулось на берегу реки Айдар, отряд круто повернул к Старобельску. Возможно, он беспрепятственно достиг бы этого города, не попадись ему близ села Проезжее вражеская колонна. Бой был скоротечным. Отряду удалось вывести из строя автомашины и бронетранспортер, уничтожить не менее 30 гитлеровцев. Еще в ходе боя лейтенант Горбань сумел доложить о случившемся командиру полка. Тот приказал обойти село Проезжее и продвигаться дальше к Старобельску.
   Командир дивизии торопил полки, походными колоннами следовавшие за отрядом Горбаня. Каждый час был дорог: враг мог разгадать маневр 4-го гвардейского стрелкового корпуса, а это поставило бы соединение в трудное положение.
   Торопился весь корпус, так как его командир понимал: одной 195-й дивизией Старобельск не возьмешь. Ни на час не упускал из поля зрения этот город и командующий 1-й гвардейской армией.
   21 января он уточнил боевые задачи соединениям, которым надлежало освобождать Старобельск. В полосу наступления 195-й стрелковой дивизии выдвигались части 183-й танковой бригады 10-го танкового корпуса, а левее должна была развернуться 106-я стрелковая бригада, поддерживаемая танкистами 4-го гвардейского танкового корпуса. Правее 195-й дивизии, то есть еще дальше на север от города, глубокий обход предстояло совершить 35-й гвардейской стрелковой дивизии. С юга противника «запирала» в городе 41-я гвардейская стрелковая дивизия.
...Когда передовой отряд 573-го полка под командованием лейтенанта Горбаня подходил к Старобельску, на его пути оказалось село Лиман. Появление отряда в селе вызвало у противника переполох. Огнем из пулеметов и автоматов воины быстро выкурили фашистов из домов. Враг наутек бежал в Старобельск.
   Отряд Горбаня, преследуя бежавших, достиг северной окраины города, а вскоре к нему подошли передовые подразделения 183-й танковой бригады. Следом за ними развернулись для атаки подоспевшие 573-й и 564-й полки, а 604-й полк остался во втором эшелоне. Атака с ходу оказалась безуспешной, так как противник успел перебросить к северной окраине города танки и мотопехоту. Противник перешел в контратаку, его танки устремились на залегшие цепи бойцов 573-го полка. Сразу же открыла огонь вся полковая артиллерия, а спустя несколько минут прямо в расположении передовых подразделений развернулась истребительно-противотанковая батарея танковой бригады под командованием лейтенанта И. В. Романова. Меткими выстрелами артиллеристы подбили пять вражеских машин. Но еще не менее 20 танков подходили к 573-му полку слева, с северо-восточной окраины города.
   Командир дивизии приказал поставить на прямую наводку все батареи 475-го артиллерийского полка. Танки еще подходили к 573-му полку, а дивизионная артиллерия уже заговорила. Одна за другой батареи открывали огонь по вражеским машинам. Образовалось нечто вроде огневого заслона, через который они не смогли пройти.
   К исходу 22 января Старобельск был с трех сторон взят в клещи соединениями 4-го гвардейского стрелкового корпуса и танковыми частями. Командир корпуса перегруппировал силы, с тем чтобы с утра 23 января возобновить штурм города. В течение ночи на 23 января штабу 195-й стрелковой дивизии удалось установить, что перед ее фронтом в обороне стоят подразделения 901-го отдельного пехотного полка и отдельный учебный танковый батальон. Еще корпусная и дивизионная артиллерия грохотала над северной окраиной Старобельска, а бойцы 564-го и 573-го полков перебежками двинулись в атаку. Им сразу же удалось зацепиться за отдельные строения в черте города. Дальше других продвинулись вперед воины 564-го полка. Как и вчера, противник бросил в контратаку танки. Отбив контратаку, 564-й полк устремился вперед. Его 2-й батальон под командованием капитана В. Г. Сергеева целиком сел на танки 183-й бригады. Лучшего взаимодействия танкистов и пехотинцев в бою нельзя было придумать! Танковый десант ворвался на улицы Старобельска, поливая огнем из орудий и пулеметов заметавшихся в панике гитлеровцев.
   После того как 564-й полк вслед за танковым десантом пробился в центр города, возобновил атаку 573-й полк. Первой в город ворвалась 7-я рота старшего лейтенанта И. К. Зуева. Вскоре их догнали танки 183-й бригады.
   В то время как 195-я стрелковая дивизия в тесном взаимодействии с танкистами 183-й бригады сломила сопротивление противника на северной окраине Старобельска, с юга и востока его теснили соседи: 106-я стрелковая бригада и 41-я гвардейская стрелковая дивизия, а на северо-западную окраину города выходила 35-я гвардейская стрелковая дивизия.
   Вечером 23 января город был очищен от фашистов, противник бежал, побросав вооружение и боевую технику. В Старобельске враг оставил 16 танков, 21 орудие, 295 автомашин, 53 мотоцикла, 20 паровозов, 271 вагон, из них 7 со снарядами, 5 цистерн с горючим, 300 повозок, 9 складов.
   Бойцы и командиры 195-й стрелковой дивизии наряду с воинами других соединений, освобождавших Старобельск, удостоились благодарности Верховного Главнокомандующего, объявленной в приказе от 25 января 1943 г.  
   До конца января дивизия продолжала преследование отступающего противника, пока не вышла вместе с другими соединениями 4-го гвардейского стрелкового корпуса на рубежи, прилегающие к Северскому Донцу.
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
http://donbass.name/2771-osvobozhdenie-severnoj-chasti-luganskoj-oblasti-dekabr-1942-fevralya-1943gg.html
« Последнее редактирование: 13 02 2012, 16:48:06 от ДСГ »
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   К 28 января 1943 г. 195-я стрелковая дивизия успела сосредоточиться на рубеже населенный пункт Кременная, станция Кременная неподалеку от Северского Донца. Здесь ее командир получил новую боевую задачу: с утра 30 января атаковать противника и во взаимодействии с соседом справа — 57-й гвардейской стрелковой дивизией и соседом слева — частями 4-го танкового корпуса овладеть Кременной, далее наступать в направлении Николаевка, Славянск. 1-я гв.Армия наносила главный удар силами 4-го гвардейского стрелкового корпуса, имея в первом эшелоне 195-ю стрелковую дивизию, в общем направлении на Красный Лиман. Таким образом, по замыслу наступления дивизия оказывалась на самом острие главного удара.
   В ночь на 30 января 195-я стрелковая дивизия заняла исходные позиции, имея в первом эшелоне 604-й и 573-й полки, во втором — 564-й полк и отдельный учебный батальон. На усиление дивизии был придан 212-й гаубичный полк. В это время соединения соседней 6-й армии уже вели бой за овладение первой позицией врага. По всей видимости, это отвлекло внимание немецко-фашистского командования от удара войск 1-й гвардейской армии, который обрушился на врага с утра 30 января. После огневого налета воины 604-го и 573-го полков, прикрытые густым туманом, стремительно атаковали противника на станции Кременная. Из-за тумана вражеская авиация бездействовала, а артиллерия и минометы врага открыть огня не успели. Лишь когда передовые батальоны ворвались на северную окраину Кременной, противник пришел в себя. Вражеский артиллерийский и минометный огонь накрыл цепи бойцов, перемещавшихся от дома к дому, и притормозил атаку.
    Утром 31 января после ожесточенного боя воины 195-й стрелковой дивизии и 4-го танкового корпуса овладели Кременной. Когда об этом стало известно командиру дивизии, он приказал пока воздержаться от преследования противника, выдвинуть полковую артиллерию поближе к позициям пехотинцев, а стрелковым подразделениям закрепиться. Полковник Каруна полагал, что противник попытается вернуть Кременную. И действительно, днем 31 января враг — это были, как позже стало известно, подразделения пополненной 19-й немецкой танковой дивизии — устремился в контратаку. Снова впереди шли танки рассыпным строем по заснеженному полю, держа направление на юго-западную окраину Кременной.
   В то время как дивизия отбивала контратаки противника, танковые части успели вырваться далеко вперед. Их стремительный рывок позволил соединению перейти к преследованию противника. Дивизия, не останавливаясь, прошла населенные пункты Торскае, Ямполь, Закотное, форсировала Северский Донец и повернула на юго-запад в сторону Славянска. Шедший впереди 604-й полк 2 февраля 1943 г. ворвался на северовосточную окраину города, освободил содовый завод и пригородные села Семеновка-Мостовая, Карпово-Селезная, Ивановка. 573-й полк, в командование которым вместо находившегося на излечении в медсанбате подполковника Ф. В. Григорьева вступил майор А. С. Меньшиков, только еще подходил к Славянску. Отставал и 564-й полк подполковника К. З. Дудко. 2 февраля полк только вошел в населенный пункт Николаевка, что в 10 километрах восточнее Славянска.
   В это время танкисты 4-го танкового корпуса уже вели бои за Краматорск, оторвавшись от передовых стрелковых частей не менее чем на 50 километров. 
   Дальше события получили неожиданное для командования дивизии развитие. Штаб дивизии об этом узнал от полковника Каруны, выехавшего в 564-й полк. Вечером 2 февраля он вызвал по радио подполковника Обушенко.
— У Дудко неспокойно, — сообщил он,— Слева его атакуют танки противника...Тем же вечером в штаб дивизии доставили раненого старшего лейтенанта В. И. Галузинского из 573-го полка. Он привез донесение майора Меньшикова, в котором сообщалось, что 573-й полк атакован танками врага, идущими от Краматорска. Доложить об этом по радио он не мог, так как полковая рация была разбита.
   Таким образом, оказывалось, что сразу два полка дивизии — 564-й и 573-й — подверглись ударам противника с тыла, в то время как 604-й полк вел тяжелые бои на северо-восточной окраине Славянска. К тому же фланги дивизии оставались открытыми и вдобавок прервалась связь с командиром дивизии. Подполковнику Обушенко было над чем задуматься. Первое, что он сделал, — это послал связного к командиру дивизии с донесением о боевой обстановке, связался со штабом 4-го гвардейского стрелкового корпуса и проинформировал его о ситуации, в которой оказалась дивизия. Оттуда ответили: «Надо продержаться хотя бы сутки, к Славянску идет 57-я гвардейская стрелковая дивизия, под Краматорск к 4-му танковому корпусу брошен 3-й танковый из подвижной группы фронта».
   4 февраля 573-й и 564-й полки, отбив контратаки противника, вышли к восточной окраине Славянска. Прибывший еще 3 февраля на свой НП командир дивизии приказал 573-му полку занять позиции правее 604-го полка на юго-западной окраине села Ивановка, примыкавшего к городу. 564-й полк развернулся левее на рубеже Семеновка-Мостовая, Карпово-Селезная. Сразу же была установлена связь с полками и приданной артиллерией.
   6 февраля до 40 танков противника с 200 автоматчиками нанесли удар из совхоза «Красный молочар» в стык 604-го и 573-го полков. Полкам пришлось оставить населенные пункты Семеновка-Мостовая, Высоко-Ивановка. Но они удержали за собой северо-восточную окраину Славянска.
   После 6 февраля не было дня, когда бы противник не предпринимал контратак, пытаясь оттеснить дивизию от города. И всегда бросал вперед танки. Бои шли ожесточенные, их грохот не смолкал ни днем ни ночью. Утром 11 февраля 30 танкам противника удалось через полосу соседней 57-й гвардейской стрелковой дивизии выйти в тыл 573-му полку, а затем — и в тыл батальонам 604-го и 564-го полков. Противник не смог поколебать боевые порядки дивизии, но урон ей нанес.
   Войска правого крыла Юго-Западного фронта продвинулись далеко на юго-запад, его передовые подвижные части подходили к Краснограду и Новомосковску, а 4-й гвардейский стрелковый корпус все еще вел бои за освобождение Славянска. Командир 4-го гвардейского стрелкового корпуса назначил штурм Славянска в ночь на 16 февраля. К этому времени к городу подошла новая дивизия — 38-я стрелковая. Ей было приказано прикрыть соединения корпуса от контратак противника с юга. На усиление корпуса прибыли танковые части из подвижной группы фронта. Таким образом, вражеский гарнизон в Славянске фактически попадал в клещи: его обходили с юга и севера, а в лоб нацеливались ударить 195-я стрелковая, справа от нее шла 57-я гвардейская, а слева — 41-я гвардейская дивизии.
   Днем 16 февраля враг, почувствовав угрозу окружения, начал отход. Упорные бои за овладение Славянском завершились утром 17 февраля 1943 г. 2, когда последние группы гитлеровцев были уничтожены на его южной и юго-восточной окраинах. Освобождение города явилось результатом согласованных действий трех стрелковых дивизий — 195, 57 и 41-й, поддержанных танковыми частями из подвижной группы фронта.
   По приказанию командира корпуса 195-я стрелковая дивизия встала в оборону на южных и юго-восточных городских окраинах, поведя разведку противника в направлениях сел Андреевка, Семеновка-Мостовая, Болгаровка, что стоят вблизи Славянска.
   Согласно директиве командующего войсками Юго-Западного фронта 18 февраля 195-я стрелковая дивизия вошла в состав 6-го гвардейского стрелкового корпуса 1-й гвардейской армии. Корпусу предстояло после передачи своих позиций частям, наступающим на левом фланге армии, форсированным маршем по маршруту Славянск, Барвенково, Лозовая — почти строго на запад — выйти к 1 марта в район Петриковка (50 км западнее Новомосковска). 195-я стрелковая дивизия передавала свои позиции 57-й гвардейской стрелковой дивизии, которой было приказано прочно закрепиться в городе.
   Хотя 195-я стрелковая дивизия вошла в состав нового корпуса и ей надлежало передислоцироваться в новый район, она еще оставалась под Славянском. Командующий 1-й гвардейской армией решил силами дивизии во взаимодействии с 57-й гвардейской дивизией и частями 4-го танкового корпуса выбить противника из ближних населенных пунктов Семеновка-Мостовая, Болгаровка, Рабочий поселок. Лишь только утром 19 февраля, когда эта задача была выполнена, дивизия фактически вошла в 6-й гвардейский стрелковый корпус.
   Замыслу «загнать донецкую группировку противника в Крым» не суждено было воплотиться в жизнь. 19 февраля, когда 195-я стрелковая дивизия вышла из боя, а другие соединения корпуса — 58-я и 44-я гвардейские стрелковые дивизии, обогнув Славянск, взяли путь на Барвенково, противник предпринял сильнейший контрудар против глубоко прорвавшейся в его тыл подвижной группы Юго-Западного фронта.
   Командир 6-го гвардейского стрелкового корпуса генерал И. П. Алферов приказал 195-й стрелковой дивизии 24 февраля занять и прочно удерживать рубеж, проходивший через населенные пункты Холодный, Дягово, Доброволье, Галичев, Софиевка, Ивановка, Броды, что лежат в 60—65 километрах северо-западнее Красноармейского. Фронт обороны дивизии оказался довольно широким — до 45 километров, так что командиру дивизии пришлось расположить полки в одну линию. Дивизия понесла потери, ее личный состав был утомлен наступательными боями, шедшими почти непрерывно более месяца. Ослабленными были и ее соседи: справа — 58-я, слева — 44-я гвардейские стрелковые дивизии. Но они весь день 25 февраля стойко стояли в обороне, не давая вражеским танкам выйти к железнодорожному полотну Славянск — Лозовая.
   В 2 часа ночи 25 февраля штаб 195-й стрелковой дивизии получил по радио приказ командира корпуса немедленно начать отход, держа направление на Балаклею 2. Отход вызывался тем, что севернее и южнее 6-го гвардейского корпуса противнику удалось на значительную глубину вбить танковые клинья. Над соединениями корпуса нависла угроза окружения.
   Командир дивизии успел отдать боевое распоряжение полкам, согласно которому они должны были выделить сильные арьергарды и еще ночью 25 февраля, оторвавшись от противника, начать отход в сторону Балаклеи.
   Когда полковник Каруна передавал это распоряжение, он еще не знал, что командный пункт дивизии отрезан противником от полков. В этом он убедился ранним утром, когда колонна штабных машин наткнулась близ станции Бурбулатово (около 30 км юго-восточнее Лозовой) на вражеские танки. Штабным машинам пришлось поспешно развернуться и уйти в сторону от станции по заснеженной проселочной дороге. Вместе с полковником Каруной в тылу врага оказались его заместитель по политической части полковник Дашевский, начальник политотдела подполковник Горынин, командующий артиллерией подполковник Тихомиров и другие. Связь штаба дивизии с полками была потеряна. Но это не дезорганизовало отхода. В 573-м полку оставался начальник штаба дивизии подполковник Обушенко, еще днем направленный в эту часть командиром соединения для оказания помощи в организации взаимодействия с соседями. Как только ему стало ясно, что командир дивизии лишился возможности управлять отходом, он принял командование соединением на себя.
   28 февраля полки один за другим переправились через Северский Донец юго-восточнее Балаклеи. Противнику не удалось поймать дивизию в клещи. Под Балаклеей соединение догнали пробившиеся из окружения полковник Каруна и все офицеры, остававшиеся с ним.
   Согласно боевому приказу командира 6-го гвардейского стрелкового корпуса 195-я стрелковая дивизия с 3 марта заняла оборонительный рубеж западнее Изюма, в большой излучине Северского Донца. Справа и слева от нее перешли к обороне 58-я и 44-я гвардейские стрелковые дивизии. К этому времени к обороне перешла вся 1-я гвардейская армия.
   22 марта командир 195-й стрелковой дивизии полковник В. П. Каруна, отзывавшийся в штаб Юго-Западного фронта, передал командование дивизией новому командиру полковнику Якову Семеновичу Михеенко.
   В начале апреля штаб дивизии подготовил взволновавший всех документ — сводку, которая была названа так: «Потери, нанесенные противнику частями 195-й стрелковой дивизии в наступательных боях от реки Дон до реки Северский Донец» 1. Оказалось, что за время боев в междуречье Дона и Северского Донца соединение уничтожило свыше 14 тысяч солдат и офицеров противника, десятки танков и орудий, сотни пулеметных точек; в качестве трофеев ей достались 65 танков, 1492 автомашины, 147 орудий, 201 радиостанция и много другого вооружения. А самое главное — дивизия освободила почти 1000 населенных пунктов, вызволила из фашистского рабства тысячи советских людей. Когда штабная сводка была размножена и роздана частям, бойцы и командиры восприняли ее с чувством большой гордости за свою родную дивизию, за ее славные боевые дела.
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   Весь март и апрель ушли на строительство непреодолимой для противника обороны. Стояла довольно прохладная погода, земля оставалась промерзшей, так что возводить оборонительные позиции было трудно. Выручало то, что воины дивизии, в большинстве своем рабочие и колхозники, являлись людьми, привычными к физическому труду. Строительство оборонительных позиций надо было сочетать с боевой учебой. Без нее обойтись было нельзя: дивизии предстояли новые бои, к которым следовало со всем старанием готовиться. Когда же в конце марта в дивизию пришло новое пополнение, боевая учеба выдвинулась во всей деятельности частей на первое место.
   Незадолго перед июльскими наступательными боями в командование дивизией вступил полковник Александр Михайлович Сучков.
В ночь на 22 июля 195-я стрелковая дивизия согласно приказу командира корпуса предприняла решительную атаку позиций противника на правом берегу реки близ села Гаражевка.
   Между тем соседняя 57-я стрелковая дивизия продолжала испытывать сильнейшее давление танков и мотопехоты врага. Это заставило командира 6-го гвардейского корпуса отдать приказ 195-й стрелковой дивизии форсировать Северский Донец еще на одном направлении — напротив села Загородное с той же целью: отвлечь силы противника.
   Форсирование реки на этом направлении выпало на долю подразделений 564-го полка. Переправившиеся на правый берег два батальона 564-го полка отбили у противника плацдарм глубиной до одного километра.
   Так оказалось, что 195-я стрелковая дивизия захватила два небольших плацдарма на правом берегу Северского Донца: один — близ села Гаражевка, другой — у села Загородное, приблизительно в 20 километрах юго-западнее Изюма. В оставшиеся дни июля переправившиеся подразделения прочно их удерживали, сковывая значительные силы врага.
   В конце августа 6-й гвардейский стрелковый корпус получил приказ прорвать оборону противника южнее и юго-западнее Изюма и развить наступление в юго-западном направлении, выходя на тылы донбасской группировки противника. 195-й стрелковой дивизии предстояло, передав свои два плацдарма соседям, вновь преодолеть Северский Донец, но теперь северо-западнее Изюма, между озером, что 3 километра южнее села Ветровка, и населенным пунктом Байдаки, далее прорвать главную полосу обороны и наступать в общем направлении на Новомосковск (Днепропетровская область).
   Сильный бой разгорелся за овладение Меловой горой близ села Протопоповка. Противник цеплялся за эту гору, так как она господствовала над окружающей местностью и с ее потерей он лишался крупного узла сопротивления. Попытки 664-го полка взять Меловую гору ударом в лоб не принесли успеха. Тогда по распоряжению командира дивизии в бой был брошен переправившийся на плацдарм 564-й полк. Решительной атакой, поддержанной всей артиллерией дивизии, днем 7 сентября 564-й и 604-й полки овладели Меловой горой.
   10 сентября вдруг испортилась погода, полил дождь. Полевые дороги размыло. Сразу отстали артиллерия и транспорт с боеприпасами. Наступление дивизии замедлилось. Это позволило противнику отойти на промежуточный рубеж обороны, проходивший по правому берегу реки Берека. Здесь он занял заранее подготовленные опорные пункты в населенных пунктах Федоровка, совхоз «Новозарецкий», Екатериновка. Когда передовые батальоны вышли к реке, они были встречены сильным артиллерийско-минометным огнем противника и приостановили продвижение.
   В течение 12 сентября полки еще и еще раз поднимались в атаку на яростно сопротивлявшегося врага, но решительного перелома в бою не достигли. 604-му полку не удалось обойти Екатериновку. Вырвались вперед лишь два батальона 573-го полка, зацепившись за северо-восточную окраину Федоровки. Оценив обстановку, командир дивизии поздним вечером 13 сентября распорядился выдвинуть всю артиллерию на конной тяге в боевые порядки стрелковых полков, ночью поднести боеприпасы. Он уточнил задачи частей. 573-му полку было приказано овладеть Федоровкой и далее наступать в направлении сел Миролюбовка, Украинка. 564-й полк (без 2-го батальона) должен был освободить Екатериновку и развивать атаку на населенные пункты Приволье, Доброполь. 604-й полк был выведен во второй эшелон, ему было приказано быть в готовности развить успех 573-го и 564-го полков. 41-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион и 2-й батальон 564-го полка составили резерв командира дивизии. Ранним утром 14 сентября полки после короткого огневого налета артиллерии возобновили наступление. Сразу же обозначился успех атаки, предпринятой 573-м полком. Его два передовых батальона под прикрытием огня приданных артиллерийских батарей пробились к центру Федоровки, а к исходу дня очистили от гитлеровцев этот населенный пункт. Атакующие передовые роты устремились к селу Миролюбовка.

Удачной оказалась и атака 564-го полка. Его два батальона обошли Екатериновку справа и слева, а затем, используя огонь приданной артиллерии, нанесли удары по сходящимся направлениям к центру населенного пункта. Смело шли в атаку воины 3-го батальона старшего лейтенанта П. С. Свинаренко. После того как артиллерия обработала своим огнем позиции противника, цепи бойцов перебежками двинулись вперед. Среди атакующих находился парторг старший лейтенант Крестьянинов. Перед последним броском к населенному пункту он в числе первых поднялся и с автоматом наперевес побежал, увлекая за собой воинов батальона. С ним рядом оказались коммунисты старшины Б. К. Корякин, Н. К. Кириллов, старшие сержанты В. К. Будько, И. А. Одинцов, рядовой А. Н. Александров. Эти воины первыми ворвались в Екатериновку. Зажатый в клещи, противник днем 14 сентября оставил населенный пункт.
   Овладение Федоровкой и Екатериновкой означало, что 195-я стрелковая дивизия прорвала промежуточный рубеж обороны противника и получила возможность стремительно развивать наступление дальше. Правда, фланги дивизии могли оказаться открытыми, так как соседи, 20-я и 57-я гвардейские стрелковые дивизии, отстали, завязнув в тяжелых боях с контратакующим противником. Командир корпуса торопил 195-ю дивизию с наступлением к Днепру.
   Как враг ни сопротивлялся, дивизия шла вперед, освобождая один населенный пункт за другим. Далеко позади остались Федоровка, Екатериновка, Миролюбовка, Украинка, Приволье, Доброполь, Красная Балка и другие села. 564-й полк гнал противника в сторону крупного населенного пункта Комсомольское, что лежит вблизи границы Днепропетровской области. Слева от него наступал выдвинутый вперед из второго эшелона 604-й полк, держа направление на хутор Ново-Московский. К ночи 564-й полк вышиб противника из Комсомольского. Несколько медленнее продвигался к хутору Ново-Московский 604-й полк. На этом направлении враг сосредоточил артиллерийские и минометные батареи, огонь которых сдерживал наступление полка.
   Дивизия продолжала развивать наступление к Днепру на Новомосковском направлении. В это время к реке быстро продвигался весь Юго-Западный фронт, стремясь упредить противника в выходе к переправам.
   Гитлеровское командование рассчитывало остановить на ней советские войска, перейдя к стратегической обороне. По линии Днепра шел так называемый Восточный вал — полоса сильно укрепленной местности. По замыслу немецко-фашистского командования о нее должна была разбиться мощная волна наступления Красной Армии.
   В полосе наступления 1-й гвардейской армии 195-я стрелковая дивизия оказалась несколько впереди других соединений, к тому же направление, на котором она продвигалась вперед, прямо выводило к Днепропетровску. Командующий 1-й гвардейской армией приказал командиру 6-го гвардейского корпуса ускорить выход к Днепру, поторопить 195-ю стрелковую дивизию с овладением Новомосковском и выходом к Днепропетровску.
   Штурм Новомосковска было намечено начать в 3 часа ночи 21 сентября 1943 года. К этому времени дивизия со всеми средствами усиления — а это были все те же корпусной артиллерийский, минометный и истребительно-противотанковый полки — успела развернуть боевой порядок. Он был построен в два эшелона. В первом идти предстояло: справа — 564-му полку, слева — 573-му полку, развивая удар во взаимодействии с соседними дивизиями через Хощеватку, Орловщину на Новомосковск с востока. Второй эшелон — 604-й полк — должен был находиться в готовности развить атаку с выходом 573-го полка на правый берег реки Самара. Почти всей артиллерии дивизии было приказано занимать огневые позиции в боевых порядках пехоты для стрельбы прямой наводкой.    
   Бой за Новомосковск начался с действий разведгрупп полков первого эшелона. Поздним вечером им удалось найти удобные переправы через Самару, выявить огневые точки противника в селах Хощеватка, Орловщина, Знаменка. Еще было темно, когда передовые батальоны по разведанным маршрутам достигли реки и, преодолев огневое сопротивление врага, перешли ее вброд.  Враг не выдержал, дружного натиска воинов роты и отступил. 3-й батальон, а с ним и весь полк вскоре ворвались на северо-восточную окраину Хощеватки. Той же ночью к ее юго-восточной окраине вышел 573-й полк. А к 13 часам населенный пункт был очищен от гитлеровцев.
   Днем 21 сентября 564-й и 573-й полки завязали бои за овладение селом Орловщина — последним опорным пунктом перед Новомосковском. Враг был не в силах остановить стремительные действия передовых батальонов. Вечером подразделения 564-го полка ворвались в село с востока, а 573-го полка — с юго-запада. Не выдержав дружной атаки двух полков, враг бежал. В это же время 604-й полк овладел Знаменкой. В ночь на 22 сентября полки не прерывали продвижения вперед, только теперь они круто повернули фронт наступления на юго-запад и запад. Им снова пришлось преодолевать Самару, протекающую здесь совсем рядом с Новомосковском. Передовые роты под покровом ночной темноты без особых препятствий перешли реку, но, выйдя к окраине города, остановились: на них обрушился огонь минометов и пулеметов.
Рота старшего лейтенанта А. И. Дукова из 564-го полка, первой оказавшаяся у окраины Новомосковска, залегла. Дуков запросил огня у начальника артиллерии полка капитана А. Я. Лившица. После того как полковая артиллерия обработала оборону врага, командир роты снова поднял бойцов в атаку. Уцелевшие минометы и пулеметы противника встретили атакующие цепи огнем. Кое-кто из бойцов приостановил движение, снова залег. Это грозило срывом атаки. Не раздумывая, старший лейтенант Дуков рванулся вперед с криком «Вперед! За Родину!». Рота под огнем противника совершила стремительный бросок к вражеским укреплениям и вышибла из них гитлеровцев. Почти в то же время командующий артиллерией дивизии отдал приказ недавно принявшему 475-й артиллерийский полк майору А. И. Ореничу выставить от каждого дивизиона по одной батарее на прямую наводку для поддержки штурмовых групп. Вскоре городские кварталы снова сотрясались от беглых орудийных выстрелов. Артиллеристы били по амбразурам в кирпичной кладке зданий, по окнам подвальных помещений и первых этажей — по всем местам, где только гитлеровцы могли иметь огневые точки.
   Наступающие к центру города штурмовые группы — 573-го полка с юга на север, 564-го полка с востока на запад и 604-го полка с севера на юг — метр за метром очищали от гитлеровцев улицы и скверы, почти одновременно выходя к центральной площади.
   Внезапный ночной штурм Новомосковска увенчался полным успехом. На рассвете 22 сентября в городе оставались лишь отдельные очаги сопротивления гитлеровцев, не успевших выскользнуть из-под удара дивизии.
   22 сентября штаб дивизии доносил командиру 6-го гвардейского стрелкового корпуса, что в 5 часов утра 195-я стрелковая дивизия полностью освободила город и железнодорожную станцию Новомосковск. Успех дивизии был обеспечен быстрым обходным маневром и внезапной ночной атакой вражеских укреплений в городе. В течение ночи части дивизии уничтожили не менее двух батальонов противника, захватили трофеи: автомашин — 15, тягачей — 20, орудий и минометов — 13 1.
   Поздним вечером 22 сентября в дивизию пришла радостная весть: она удостоилась за смелые и решительные действия благодарности Верховного Главнокомандующего и ей присвоено почетное наименование Новомосковской 2. 23 сентября во всех подразделениях состоялись митинги личного состава, на которых бойцы и командиры говорили о своем стремлении скорее выйти к Днепру, давали торжественные обещания громить врага, не щадя своих сил и самой жизни.
   Командир 6-го гвардейского стрелкового корпуса приказал не задерживаться в городе, идти вперед. Еще 22 сентября передовые батальоны, гоня противника на юго-запад и юг, продвинулись до населенного пункта Кулебовка. Поскольку дивизия не встречала больше организованного сопротивления противника, она пошла дальше походными колоннами побатальонно.
«Скорее, скорее к Днепру!» — торопил командир дивизии полки.
   Противник попытался остановить дивизию на заранее подготовленном рубеже, проходившем через населенные пункты Одинковка, поселки имени Карла Маркса, Красноармейский. На этом рубеже 26 сентября соединение, развернувшись в боевой порядок, вступило в бой, который стал последним перед выходом на берег Днепра. Днем 26 сентября после короткого огневого налета последовал одновременный удар по противнику с севера и востока. Вскоре весь 564-й полк ворвался в Одинковку. Бой в селе шел за каждый дом, за каждый закоулочек, даже за ступеньку лестницы на чердак... 564-й и 573-й полки, выбив противника из Одинковки, развили атаку дальше. Где-то совсем неподалеку катил седые волны Днепр. До реки оставалось каких-нибудь 3 километра.
   Ранним утром 27 сентября 564-й и 573-й полки, перейдя в атаку после мощного огневого налета, овладели поселками имени Карла Маркса и Красноармейский 1. В это же время выдвинувшийся вперед 604-й полк очистил от гитлеровцев село Любимовка, стоящее прямо на берегу могучей реки.
   Ночь 27 сентября стала памятной вехой в боевой истории дивизии — ее полки достигли днепровского берега. Воины дивизии отметили это событие залпами из пушек и пулеметными очередями по фашистам, которые на подручных средствах пытались переправиться на противоположный берег. Мало кому из них удалось его достичь.
   По распоряжению командира 6-го гвардейского стрелкового корпуса дивизия заняла оборону вдоль Днепра на широком фронте от устья реки Самара (юго-восточная окраина Нижнеднепровска) до поселка Моклашево.
   В боях за освобождение Донбасса 195-я стрелковая дивизия прошла трудный путь — более 150 километров от населенного пункта Байдаки на Северском Донце до села Любимовка на Днепре, вызволила из фашистской неволи тысячи советских людей, освободила почти 200 селений. Позже штаб дивизии подсчитал, что от ударов соединения враг потерял около 2500 солдат и офицеров только убитыми. Дивизии достались богатые трофеи: 23 танка, 13 орудий, 200 тысяч снарядов и мин, 340 лошадей.
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
« Последнее редактирование: 13 02 2012, 12:53:07 от ДСГ »
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   В боевом приказе командующего 46-й армией от 24 октября указывалось, что 195-я сд вводилась в бой вслед за тем, как две другие дивизии 6-го гвардейского стрелкового корпуса — 6-я и 353-я — прорвут оборону противника с аульского плацдарма и разовьют удар дальше на юго-запад. Брать город предстояло 195-й стрелковой дивизии, наступавшей на юго-восток во взаимодействии со 152-й стрелковой дивизией соседнего корпуса и 6-й стрелковой дивизией своего корпуса. Сосед слева — 152-я стрелковая дивизия форсировала Днепр в 15 километрах от аульского плацдарма, и ей еще надо было пробиваться к Днепропетровску. Помощь от нее могла быть лишь косвенной — сковывать противника восточнее Днепродзержинска. Сосед справа — 6-я стрелковая дивизия развивала атаку почти строго на юг, что грозило потерей с ней локтевой связи. Таким образом, 195-я стрелковая дивизия могла оказаться в положении, при котором ей пришлось бы наступать с оголенными флангами. Ситуация напоминала ту, в которой дивизия уже побывала, ведя бои за освобождение Новомосковска.
   Атаку вражеских позиций дивизия предприняла вечером 24 октября, выйдя на исходный рубеж через боевые порядки 6-й стрелковой дивизии. Перед тем на врага обрушились мощные удары артиллерии и нашей авиации. Не менее получаса 564-й и 604-й полки (первый эшелон дивизии) без всяких препятствий стремительно продвигались вперед: враг оказался подавленным огнем артиллерии и авиации. Но вскоре движение застопорилось из-за того, что гитлеровцы, придя в себя, оказали полкам сильное огневое сопротивление на рубеже, проходившем через гряду безымянных высот. Командир дивизии приказал полкам обходить высоты.
   Когда 564-й полк, командование которым недавно принял майор А. С. Тарасенко, прошел село Романково, в тылу у него остался очаг сопротивления в районе высоты с отметкой 172,9. Ликвидировать его было приказано 1-й стрелковой роте старшего лейтенанта В. Н. Клочкова. Рота с трех сторон обложила вражеский гарнизон, но, так как гитлеровцы усилили пулеметный огонь, какое-то время подняться в атаку не могла. Нужно было кому-то воодушевить бойцов, и это сделал командир взвода младший лейтенант И. А. Котов. Воспользовавшись тем, что пулеметный огонь несколько ослаб, он поднялся в полный рост и, петляя на бегу, ринулся вперед. За ним встал весь взвод, а вскоре и рота. Гарнизон вражеского очага сопротивления был уничтожен. Младший лейтенант был тяжело ранен и унесен с поля боя. Рота же короткими перебежками двинулась догонять полк. Его передовые подразделения в это время пробивались к юго-западной окраине Днепродзержинска, начав обходный маневр.
   Вперед вырвался 2-й батальон под командованием капитана Ф. И. Шабаршина. Между тем правофланговый 604-й полк майора И. С. Логинова замедлил продвижение из-за того, что противник предпринял контратаку силами не менее двух батальонов. Случилось это еще до того, как полк совершил поворот фронта наступления с юга на север. Так как задержка с продвижением 604-го полка угрожала потерей темпа наступления всей дивизии, полковник Сучков распорядился подтянуть к правому флангу шедший во втором эшелоне 573-й полк подполковника Григорьева, 564-му полку продолжать теснить противника к юго-западной окраине Днепродзержинска, а 604-му полку, отразив контратаки, развернуться фронтом на север и ударить по врагу во взаимодействии с 573-м полком. К 4 часам утра 2-й стрелковый батальон 564-го полка пробился в город, завязав уличные бои.
   Развернутые фронтом на север батальоны 604-го полка устремились вперед. На острие атаки оказался 2-й батальон капитана В. П. Сазонова. Его штурмовые группы под прикрытием артиллерийского огня бежали от дома к дому, прижимаясь к горящим развалинам и держа общее направление к центру города. Стремительный рывок сделала группа под командованием комсорга батальона старшего лейтенанта Н. М. Гашкова. Ему удалось захватить брошенную гитлеровцами исправную автомашину с установленным на ней пулеметом. Сев за руль, отважный офицер на большой скорости повел ее по улице. Бойцы из пулемета и гранатами уничтожали встречавшихся на пути фашистов. Вскоре штурмовая группа старшего лейтенанта Гашкова, миновав центр города, ворвалась на его северо-западную окраину. В это время 2-й батальон добивал оказывающих сопротивление гитлеровцев в центре. Справа и слева от него очищали от противника дома два других батальона 604-го полка.
   Утром 25 октября огненная подкова, образовавшаяся в результате неудержимых атак 564-го и 604-го полков и введенного в бой 573-го полка, казалось, вот-вот сомкнется, врагу оставался лишь один путь отступления — на юг. Это направление враг прикрывал узлом сопротивления на станции Баглей. Важно было перехватить отступавших гитлеровцев, не дать им возможности закрепиться на этой станции.
   Тем же утром штаб дивизии получил сведения из штаба 6-го гвардейского стрелкового корпуса о том, как идут дела у соседей. Юго-восточнее Днепродзержинска части левого соседа — 152-й стрелковой дивизии ворвались в Днепропетровск, завязали в городе уличные бои.
   Сосед справа — 6-я стрелковая дивизия продвинулась далеко на юг, а юго-западнее Днепродзержинска стремительно шла вперед 353-я стрелковая дивизия. Таким образом, на всем фронте наступления 6-го гвардейского корпуса оборона врага рухнула.
   Овладеть станцией Баглей было приказано 573-му полку. Вскоре 573-й полк, развив стремительную атаку, выбил противника со станции Баглей.
   В это время 564-й и 604-й полки ликвидировали в Днепродзержинске последние очаги сопротивления гитлеровцев. А в полдень город был полностью очищен от врага. Почти одновременно сосед слева освободил Днепропетровск.
   Благодаря стремительному развитию наступления дивизии, создавшему угрозу окружения противника в городе, так что он вынужден был покидать его поспешно, и отважным, самоотверженным действиям сводного отряда саперов большинство важных городских объектов были спасены от уничтожения. Много лет спустя учащиеся средней школы № 6 Днепродзержинска обратились к бывшему командующему войсками 3-го Украинского фронта Маршалу Советского Союза Р. Я. Малиновскому с просьбой рассказать о том, как был освобожден их родной город. Маршал ответил ребятам письмом, в котором поведал о подвиге 195-й стрелковой дивизии, о многих ее героях. В письме, в частности, говорилось: «... атаковав гарнизон врага с трех сторон, части 195-й стрелковой дивизии в полдень 25 октября штурмом овладели Днепродзержинском.
   Наступление частей дивизии было настолько стремительным и неожиданным для врага, что его подрывники и «факельщики» были уничтожены или захвачены в плен, так и не успев выполнить полностью коварных планов уничтожения города... В боях за Днепродзержинск советские воины проявили действительно массовый героизм».
   25 октября 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР 195-я стрелковая дивизия за смелые и решительные действия при освобождении города Днепродзержинска была награждена орденом Красного Знамени 2. Впредь она стала именоваться 195-й стрелковой Новомосковской Краснознаменной дивизией.
   В этот день в 22 часа столица нашей Родины — Москва салютовала доблестным войскам, освободившим города Днепропетровск и Днепродзержинск, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

   Командиры и политработники, придя во взводы, отделения и расчеты, сообщили об этом личному составу в коротких беседах. Собраний и митингов проводить было некогда. Уже в 14 часов 25 октября командир дивизии отдал боевой приказ, согласно которому все полки немедленно приступали к преследованию наголову разбитого в Днепродзержинске противника. Первыми покинули город построенные в батальонные колонны с боевым охранением 564-й и 604-й полки, держа направление на юг. Затем двинулся 573-й полк, следуя по маршруту 604-го. К исходу дня, преодолев слабое сопротивление разрозненных групп противника, части освободили населенные пункты Тритузная, Соцгородок, Карнауховские хутора, Тарамское, Сухачевка, Васильевка, Любомировка и вышли на рубеж Кринички, Николаевка. Здесь по приказу командира 6-го гвардейского стрелкового корпуса дивизия повернула на юго-запад — к селу Гуляйполе на реке Базавлук. За три дня соединение продвинулось на 40 километров.
   Лишь под Гуляйполе полки встретили более или менее организованное сопротивление врага. Здесь он, стремясь остановить дивизию, предпринял яростные контратаки, пустив вперед десятки танков и самоходных орудий. Попытавшийся было с ходу ворваться в село 604-й полк был прижат к земле плотным огнем. Командир полка, немедленно доложив об этом полковнику Сучкову, направил в батальоны своего начальника штаба майора И. Е. Рогозного. Надо было получше уяснить сложившуюся обстановку, оценить силы противника. Ситуация оказалась сложной. Располагавшиеся впереди 2-й и 3-й батальоны с трудом сдерживали контратакующую мотопехоту, танки и самоходные орудия. Майору Рогозному пришлось решительно вмешаться в организацию отражения вражеских контратак. По его приказанию выдвинулись вперед орудия полковой артиллерийской батареи и расчеты противотанковых ружей. Их огонь несколько охладил пыл противника, но он продолжал контратаковать. Два раза начальнику штаба полка пришлось водить батальоны в штыковую атаку против наседавших гитлеровцев. Сбить 604-й полк с занятых позиций врагу не удалось. Наступавший слева 564-й полк обошел Гуляйполе с фланга. Это заставило фашистов покинуть село.
   Дивизия сделала еще один рывок вперед, преследуя врага. Она достигла рубежа Софиевка, Петрова Долина, в 75 километрах юго-западнее Днепродзержинска. Здесь ей пришлось встать в оборону, встретившись с резко возросшим сопротивлением врага. Немецко-фашистское командование успело подтянуть к Софиевке танковую дивизию СС «Великая Германия», которая не дала возможности частям, ослабленным после длительных напряженных боев, продвинуться дальше.
   7 декабря 195-я стрелковая дивизия получила приказ перейти к прочной обороне на достигнутом рубеже. Полкам было отдано боевое распоряжение об организации противотанковой обороны и строительстве инженерных заграждений.
   Днепродзержинск оставил крупную веху в боевой истории дивизии. Стремительные и смелые действия ее частей, героические дела ее воинов слились в коллективный подвиг соединения, освободившего город и спасшего его от уничтожения.
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm  
« Последнее редактирование: 13 02 2012, 13:09:53 от ДСГ »
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   Почти весь январь 1944 г. ушел на подготовку частей к новому наступлению. Поочередно роты, а подчас и батальоны отводились в ближайший тыл на занятия и учения. Обогащенные опытом боев в сложных условиях, командиры и штабы добивались слаженности подразделений, непрерывного взаимодействия с артиллерией, стремительности атак. Занятия и учения шли круглосуточно, часто в ночное время, при любых условиях погоды.
   Между тем время наступления приближалось. Штаб 46-й армии уже не раз «проигрывал» на командно-штабных занятиях с командирами соединений варианты широких наступательных действий. По замыслу командующего войсками 3-го Украинского фронта армии предстояло нанести главный удар в направлении на Апостолово; наступление войск фронта должно было слиться в единый мощный поток с наступлением 4-го Украинского фронта, сбить оборону 6-й немецкой армии и привести в конечном счете к освобождению всего юга Украины с такими крупными промышленными центрами, как Никополь и Кривой Рог. Боевые действия двух фронтов получили название Никопольско-Криворожской операции.
   Незадолго перед наступлением 195-я стрелковая дивизия была передана в состав 34-го стрелкового корпуса. Дивизия, имея своими соседями справа 28-ю гвардейскую, а слева 353-ю стрелковые дивизии, должна была наступать с рубежа Петрова Долина, Софиевка в направлении на населенные пункты Ново-Хортица и Зеленый Кут. Это направление лежало в полосе действий главных сил 46-й армии и выводило через населенный пункт Князь Ивановка на подступы к Кривому Рогу с юго-востока.
   Ранним утром 31 января мощный удар артиллерии и авиации потряс оборону противника на всем протяжении фронта 46-й армии. Командир дивизии наблюдал со своего НП, как на высотах за Софиевкой вместе с пламенем разрывов и вывороченной землей взметнулись вверх куски бревен и досок; затем дым скрыл горизонт. Передовые батальоны дружно поднялись в атаку и устремились к окраине Софиевки. Атака проходила стремительно. Полки, продвигаясь под прикрытием огня полковой и дивизионной артиллерии, вскоре овладели высотами юго-западнее Софиевки и западнее Петровой Долины. Первая, наиболее укрепленная полоса его обороны оказалась прорванной столь быстро, что гитлеровцы были вынуждены спасаться бегством.
   Утром 2 февраля передовые роты 573-го полка подошли ко второй оборонительной полосе, проходившей по высотам неподалеку от крупного населенного пункта Князь Ивановка. Попытка с ходу ворваться в него не удалась, так как высоты оказались густо «заселены» огневыми точками, извергавшими плотный минометный и пулеметный огонь. Стало ясно — противник намерен остановить продвижение дивизии. Донесения командиров полков говорили об одном: Князь Ивановка, по-видимому, сильный опорный пункт. В населенном пункте замечены танки и самоходные орудия, а сам он опоясан глубокими траншеями, перед которыми тянутся проволочные заграждения. Еще 31 января пошел моросящий дождь, который с того времени не прекращался. Снег исчезал на глазах, превращая чернозем в грязное месиво, а так как подпочвенный его слой еще не оттаял, на равнине стояла вода. Липкая тяжелая грязь сковывала движение людей и лошадей, а колесным машинам пробить ее было не под силу.
   Командир 34-го стрелкового корпуса потребовал не мешкая прорвать оборону противника и овладеть Князь Ивановкой. Так как ударом в лоб взять этот населенный пункт было вряд ли возможно, полковник Сучков решил предпринять атаку с трех направлений, с тем чтобы создать угрозу окружения противника; 604-й полк должен был атаковать врага с правого фланга, а 573-й — с левого. В центре боевого порядка предстояло наступать 564-му полку, но лишь тогда, когда обозначится успех у его соседей. Командир соединения переподчинил командирам полков все три дивизиона артиллерийского полка дивизии, так что каждый полк получил по дивизиону. Под прикрытием артиллерийского огня передовые подразделения — это были цепи бойцов, передвигавшихся по-пластунски,-— пошли на сближение с врагом. А когда артиллерия замолчала, 573-й и 604-й полки поднялись в атаку. Впереди других оказались воины правофлангового 2-го батальона 573-го полка. Этим немедленно воспользовался 2-й батальон 564-го полка капитана Б. К. Яцуна. Батальону удалось выйти по впадине русла реки Каменка, огибавшей Князь Ивановку, в тыл врагу.
   Между тем 604-й и 573-й полки упорно продвигались вперед, обходя Князь Ивановку слева и справа. Противник почувствовал угрозу окружения и начал отход. В 21 час 2 февраля части дивизии овладели Князь Ивановкой, но не задержались в селе, а пошли дальше, преследуя отступающего противника.

В это время введенная в прорыв через полосу соседней 8-й гвардейской армии подвижная группа фронта — 4-й гвардейский механизированный корпус — быстро продвигалась к Апостолово, обходя опорные пункты. Это помогло 46-й армии и ее 34-му стрелковому корпусу резко повысить темп наступления. Только в течение одного дня 3 февраля корпус, сбивая со своего пути заслоны врага, прошел расстояние не менее 15 километров. Наступившая распутица, хотя и притормаживала продвижение, не мешала частям корпуса овладевать одним населенным пунктом за другим.
   Вечером 3 февраля 195-я стрелковая дивизия, вырвавшаяся несколько вперед, завязала бой за поселок Водяной и село Елизаветовка. 604-му и 564-му полкам не пришлось развертываться для атаки. С противником здесь справился один 573-й полк. Дивизия походными колоннами побатальонно, имея сильное боевое охранение, продолжила преследование врага в сторону Кривого Рога. Во второй половине дня 7 февраля она вышла к реке Каменка, близ села Златоустовка, что стоит от города в 30 километрах. В ночь на 8 февраля дивизия по распоряжению командира 34-го стрелкового корпуса переместилась несколько южнее Златоустовки, заняв фронт обороны по реке Каменка до села Екатериновка. Здесь ей, как и всему корпусу, пришлось приостановить продвижение: надо было подтянуть артиллерию и тыловые подразделения, пополнить части людьми.
   15 февраля согласно распоряжению командующего 46-й армией 195-я стрелковая дивизия была возвращена в состав 6-го гвардейского стрелкового корпуса. Это не изменило дислокации дивизии. Она по-прежнему занимала позиции вдоль берега Каменки юго-восточнее Кривого Рога до населенного пункта Екатериновка. Правым соседом ее была 28-я гвардейская стрелковая дивизия соседней 37-й армии, а левым — 20-я гвардейская стрелковая дивизия своего корпуса.
   К этому времени 195 сд успела получить пополнение, его артиллерия и тыловые подразделения, преодолев невероятную грязь на дорогах, сосредоточились в отведенной дивизии полосе действий. Дивизии было приказано, наступая в одном эшелоне, нанести удар с двух направлений, выводивших полки к южной окраине поселка и станции Долгинцево.
   В течение 19 февраля дивизия, преследуя в панике отступавшего врага, освободила населенные пункты Полтавцы, Крыловский, Красино, Ново-Марьинский, Львов. 604-й полк на плечах отступавшего врага ворвался на станцию Долгинцево.
   В это время 564-й полк, быстро продвигавшийся вперед после овладения хутором Поды, вышел к станции Мудреная и овладел ею. 573-й полк вышел к Рабочему поселку южнее станции Мудреная и освободил его. Перед фронтом наступления дивизии враг откатился к восточным окраинам Кривого Рога. Он был совсем рядом — знаменитый город, известный всем как крупный металлургический центр страны. Стоило соединению сделать еще один бросок вперед — и его части вступили бы на городские улицы и площади. Но дивизии было суждено иное.
   Накануне штурма Кривого Рога — а он состоялся 22 февраля — 195-я стрелковая дивизия, по приказу командующего 46-й армией передававшаяся снова в состав 34-го стрелкового корпуса, получила задачу форсировать южнее Кривого Рога реку Ингулец и развивать наступление в юго-западном направлении. Новая полоса наступления дивизии уводила ее от города на юг.
   День 23 февраля, в который исполнилась 26-я годовщина Красной Армии, личный состав встретил за рекой Ингулец. Ломая ожесточенное сопротивление противника, дивизия километр за километром продвигалась вперед. В этот день воины дивизии узнали о приказе Верховного Главнокомандующего, в котором сообщалось об освобождении важного промышленного центра Украины города Кривой Рог и в котором наряду с другими отличившимися войсками отмечались войска генерал-майора Котова, нового командира 6-го гвардейского стрелкового корпуса. Теплые слова благодарности Верховного Главнокомандующего за отличные боевые действия всем войскам, участвовавшим в освобождении города, были восприняты личным составом дивизии как поощрение и как призыв к еще более смелым и решительным действиям в ожесточенной борьбе с сильным врагом.
   В течение февраля 3-й и 4-й Украинские фронты, осуществив Никопольско-Криворожскую операцию, нанесли тяжелый урон 6-й немецкой армии, а главное — освободили тысячи квадратных километров родной земли, вызволили из неволи сотни тысяч советских людей.
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   Рубеж на плацдарме за рекой Ингулец юго-западнее Кривого Рога, на который в последние дни февраля 1944 г. вышла 195-я стрелковая дивизия, тянулся близ станции Антоновка вдоль железнодорожного полотна. Только соединение согласно распоряжению командира 34-го стрелкового корпуса приступило к инженерному оборудованию боевого порядка, как в штаб поступил приказ командующего 46-й армией: дивизию вывести в армейский резерв. 1 марта она, совершив ночной переход, сосредоточилась на юго-восточной окраине Кривого Рога. Всего пять дней было дано дивизии на доукомплектование и приведение в порядок боевой техники и вооружения. Штабу и политотделу дивизии пришлось трудиться круглосуточно, принимая новое пополнение и организуя занятия по боевой и политической подготовке.
   Еще 28 февраля командующий 3-м Украинским фронтом получил директиву Верховного Главнокомандования, согласно которой фронту предстояло нанести главный удар по противнику через Николаев на Одессу. То, что 195-я стрелковая дивизия оказалась в резерве командующего 46-й армией, было самым непосредственным образом связано с этой директивой. Когда 7 марта поднятая по тревоге 195-я дивизия выступила из Кривого Рога, танкисты и кавалеристы генерала Плиева, после того как вечером 6 марта оборона врага была прорвана, вырвались далеко вперед. Несмотря на непрекращавшиеся дожди, иногда сменявшиеся мокрой снежной пургой, танковые и кавалерийские подразделения продвигались быстро и уже подходили к городу Новый Буг. А 8 марта этот город был очищен от гитлеровцев. В это время полки походными колоннами побатальонно, имея впереди и на флангах усиленное боевое охранение, прошли знакомый рубеж близ станции Антоновка — железнодорожное полотно и направились дальше, в сторону населенных пунктов Червоный Яр, Ново-Лазаревка, Михайловка. 10 марта, войдя в населенный пункт Казанка, дивизия оказалась на территории Николаевской области.
   11 марта 195-я стрелковая дивизия снова была возвращена в состав 6-го гвардейского стрелкового корпуса. Корпус (195-я, 20-я гвардейская и 353-я дивизии) имел задачу, неотступно следуя за конно-механизированной группой, прикрывать правый фланг армии от контратак противника.
   Между тем в это время танкисты и кавалеристы, круто повернув на юг от города Новый Буг, вышли к реке Ингулец южнее Березнеговатого и Снигиревки. Это означало, что пути отхода противника на запад оказались перерезанными. Враг попал в котел и, опасаясь уничтожения, начал метаться, подобно мыши в мышеловке, по его периметру, предпринимая яростные контратаки то на одном, то на другом направлении. Но с фронта и флангов его накрепко охватили соединения 46-й и 8-й гвардейской армий, а с тыла — конно-механизированная группа и подошедший к ней 6-й гвардейский стрелковый корпус.
   13 марта 195-я стрелковая дивизия, развернувшись по распоряжению командира корпуса фронтом на юг, оказалась на острие контратаки, которую враг предпринял из района населенного пункта Баштанка, что располагался в 35 километрах южнее города Новый Буг. Быстро построив боевой порядок в линию полков, дивизия встретила лезущую напролом мотопехоту противника плотным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем. Контратака не получила развития, но враг не отказался от попытки пробиться на запад.
   В 17 часов 14 марта 25 вражеских самолетов обрушили бомбовый удар на позиции правофлангового 604-го полка, а затем враг выбросил у него в тылу десант численностью до 200 человек. Полк, хотя и понес потери, выдержал натиск врага. Его батальоны окружили десант и в жаркой рукопашной схватке уничтожили его. 573-й полк, развернутый левее населенного пункта Старое Горожено, встретил до батальона фашистов, скопившихся в саду, что рос западнее этого селения. Той же ночью 2-й батальон 564-го полка под командованием капитана Б. К. Яцуна с боем овладел селами Соколовка и Отрадное, а днем 15 марта выбил фашистов из населенного пункта Ново-Георгиевка.
   Между тем кольцо вокруг значительных сил немецко-фашистских войск под Березнеговатым и Снигиревкой сжималось все сильнее. Войскам фронта удалось их рассечь и громить порознь. В том оперативном построении, в котором преследовала отступающего противника 46-я армия, 195-я стрелковая дивизия шла впереди правофланговой. Ее соседом справа была 188-я стрелковая дивизия 82-го стрелкового корпуса 37-й армии. Слева от нее продвигалась 353-я стрелковая дивизия.
   Днем 18 марта дивизия, развернув боевой порядок в линию трех полков, под прикрытием огня всех орудий и минометов атаковала противника в Васильевке. Атака была настолько стремительной, что враг предпринял попытку оказать сопротивление лишь тогда, когда передовые батальоны ворвались в село. Побросав боевую технику, противник в беспорядке отступил из Васильевки к Вознесенску. Преследуя гитлеровцев, дивизия помимо Васильевки заняла все прилегавшие к ней высоты. Дальше она продвинуться не смогла из-за того, что попала под удар танков и мотопехоты противника. Этот удар шел со стороны Вознесенска, который в это время штурмовали соединения 37-й армии. Спасаясь от разгрома, крупные силы противника устремились в юго-восточном направлении, войдя в полосу действий дивизии. Первым принял удар 573-й полк, занимавший позиции на высотах западнее Васильевки. Полк был оттеснен с высот. Ранним утром 19 марта до двух батальонов пехоты при поддержке танков ворвались в Васильевку, которую оборонял 564-й полк. И этому полку пришлось отойти. Несколько позже, когда уже занялся день, 24 самолета нанесли бомбовый удар по позициям 604-го полка юго-восточнее Васильевки, а затем враг численностью до полка перешел в атаку. Высоты, занимавшиеся полком, были оставлены. Таким образом, вся дивизия была вынуждена отступить. Это встревожило командира дивизии. Он решил в течение ночи с 19 на 20 марта произвести перегруппировку сил с таким расчетом, чтобы нанести по противнику, вклинившемуся в боевой порядок дивизии под Васильевкой, удар с двух сторон: с северо-востока, откуда атаковать должен был 573-й полк, и с северо-запада, где в атаку предстояло перейти 564-му полку. Всей артиллерии дивизии было приказано сосредоточить огонь перед исходными рубежами атаки, а затем непрерывно поддерживать наступающую пехоту стрельбой прямой наводкой. Вечером 21 марта соединение после мощного огневого налета предприняло атаку позиций врага на высотах западнее и восточнее Васильевки. Сразу же наметился успех на направлении атаки 573-го полка. Вскоре 573-й и 564-й полки овладели высотами западнее и восточнее Васильевки. Таким образом, дивизия вернула рубеж, с которого ей пришлось два дня назад отойти. Преследуя противника, она вышла к опорным пунктам врага у восточного берега Южного Буга. На правом фланге дивизии возобновить атаку предстояло 564-му полку, в центре — батальонам 604-го полка, а на левом фланге — 573-му полку. Первый эшелон этого полка был нацелен на овладение Раково. Во второй половине дня 22 марта после обработки артиллерийско-минометным огнем позиций противника дивизия на широком фронте развернула наступление. Подразделениям 564-го и 604-го полков удалось сразу же вклиниться во вражескую оборону. До вечера наступление дивизии шло успешно, как вдруг, оправившись от замешательства, противник предпринял контратаку, направив удар на левый фланг, в стык с соседней 353-й стрелковой дивизией. Танкам и мотопехоте врага удалось вклиниться в боевой порядок наступавшего здесь 573-го полка.
   Ночью же батальон по приказу командира дивизии сам предпринял контратаку в направлении Раково, прикрывшись с тыла усиленным взводом. В этом же направлении стремился пробиться и батальон старшего лейтенанта Шарикова. Действия обоих батальонов координировал сам командир дивизии. Несмотря на опасное положение, он не покинул своего НП. Удар двух батальонов в направлении Раково не принес успеха, он лишь сковал противника. Но это помогло 604-му и 564-му полкам той же ночью низиной обойти Раково с северо-востока. Ранним утром 23 марта эти два полка, сбив встретившиеся на пути вражеские заслоны, вышли на берег Южного Буга. Несколько позже к Южному Бугу пробился один полк левого соседа.
   Своеобразная обстановка сложилась в полосе действий 6-го гвардейского стрелкового корпуса. Два полка 195-й и один полк 353-й стрелковых дивизий, выйдя к Южному Бугу, заняли позиции вдоль берега бурной в половодье реки, между тем как в тылу у этих полков оставались немецко-фашистские части. Гитлеровцы упорно держались за укрепления в Раково и восточнее его, отчаянно сопротивлялись взявшим их в клещи частям 353-й стрелковой дивизии и 573-го полка.
   23 марта 6-й гвардейский стрелковый корпус согласно распоряжению командующего войсками фронта был передан в оперативное подчинение 37-й армии. Армия третьи сутки вела бои за освобождение Вознесенска. Корпусу предстояло активными действиями сковать противника юго-восточнее этого города, с тем чтобы помочь армии выбить из него гитлеровцев. Согласно боевому распоряжению командующего 37-й армией генерала М. Н. Шарохина 195-я стрелковая дивизия должна была форсировать Южный Буг на участке село Болгарка, Раково, а перед тем очистить эти населенные пункты от фашистов.
   23 марта в 17 часов 35 минут полковник Сучков собственноручно написал приказ командиру 573-го полка, в котором ставилась задача: тесно взаимодействуя с 564-м и 604-м полками, выйти в район пристани неподалеку от Раково и форсировать южнее этого села Южный Буг. В приказе не было пункта об овладении Раково, но это и так было понятно, так как выйти на берег Южного Буга полк мог, лишь покончив с гитлеровцами в селе. 604-й полк должен был частью сил ударом во фланг выбить противника из села Болгарка. До позднего вечера 573-й и 604-й полки вели тяжелые бои. Селом Раково 573-му полку овладеть удалось, а вот 604-й полк лишь зацепился за окраину населенного пункта Болгарка. Враг преградил ему путь огнем из танков, самоходных орудий и огневых точек, оборудованных в каждом доме.
   Едва передовые подразделения 573-го полка ворвались в Раково, как полковник Сучков перенес в село свой наблюдательный пункт. Он намеревался лично осмотреть тот прибрежный участок, с которого полку предстояло переправиться на западный берег реки. А в 10 часов вечера его не стало: вражеский снаряд угодил в окно дома, где расположился комдив, осколки сразили храброго офицера.
   По указанию Военного совета 37-й армии гроб с прахом командира дивизии в сопровождении почетного эскорта был направлен для захоронения в Новомосковск — город, освобожденный дивизией, с которым теперь навечно связано имя полковника Александра Михайловича Сучкова.
   Бои за выход к Южному Бугу дорого обошлись дивизии. Сотни ее отважных воинов сложили голову в ожесточенных схватках с врагом или получили тяжелые ранения.
   24 марта приступивший к исполнению обязанностей командира дивизии полковник И. Н. Холодов подтвердил приказ полковника Сучкова о форсировании Южного Буга, а 604-му полку поставил задачу незамедлительно очистить село Болгарка от гитлеровцев. В тот же день на командный пункт дивизии в Раково прибыл командующий 37-й армией генерал М. Н. Шарохин. Он внимательно выслушал доклад полковника Холодова о состоянии дивизии и тех задачах, которые ей предстояло решить, а затем вместе с ним осмотрел участок между селами Болгарка и Раково, который был избран для форсирования. Южный Буг, бурный, полноводный, с шумом катил серые холодные волны. Был он довольно широк, а главное, что не понравилось командарму,— противоположный берег был крут. Гряда высот нависала над ним — это было серьезнейшее препятствие, преодолеть которое было тем более трудно, что высоты были укреплены. Их занимали подразделения 23-й немецкой танковой дивизии.
   Вскоре в штаб дивизии поступил приказ командира 6-го гвардейского стрелкового корпуса о передислокации соединения в Вознесенск. В приказе имелся пункт, который говорил о поддержании полной боевой готовности дивизии к форсированию Южного Буга юго-западнее этого города. Перемещение дивизии было связано с тем, что командующий войсками 3-го Украинского фронта решил перенести главный удар с центра, который наносили 46-я и 8-я гвардейская армии, несколько севернее, в полосы 57-й и 37-й армий, успевших захватить небольшие плацдармы на правом берегу Южного Буга. В Вознесенск переместился весь 6-й гвардейский стрелковый корпус.
   195-й стрелковой дивизии выпала нежданная передышка. Командир и штаб немедленно воспользовались ею для пополнения людьми поредевших частей, ремонта боевой техники и вооружения.
   26 марта 1944 г. войска 2-го Украинского фронта, развивая наступление на запад и юго-запад, вышли к реке Прут — государственной границе СССР. К этой заветной черте нацелили новый удар соединения 3-го Украинского фронта, перейдя 28 марта в решительное наступление с плацдармов на правом берегу Южного Буга.
   В ночь на 28 марта 1944 г. 195-я стрелковая дивизия сменила части 20-й гвардейской стрелковой дивизии, располагавшейся вдоль левого берега Южного Буга близ населенных пунктов Бугские Хутора, Бугское Село, Натягайловка неподалеку от юго-западной окраины Вознесенска. Это был левый фланг 37-й армии. 20-я гвардейская стрелковая дивизия переместилась правее, став правым соседом 195-й стрелковой дивизии, а ее левым соседом оказались части 60-й стрелковой дивизии 46-й армии. Дивизии предстояло с ходу форсировать Южный Буг.
   Командующий фронтом, перемещая направление главного удара в полосу 37-й армии, перебросил сюда для развития прорыва конно-механизированную группу генерала И. А. Плиева. Снова 195-я стрелковая дивизия вместе со всем корпусом оказывалась в составе главной группировки фронта. Темп наступления дивизии резко возрос. К исходу 29 марта она подошла к населенному пункту Мостовое Ляхово, в 30 километрах юго-западнее Вознесенска, вблизи границы с Одесской областью, а на третий день продвинулась вперед более чем на 60 километров, освободив десятки селений 1. Тремя походными полковыми колоннами, от каждой из которых вперед высылался усиленный стрелковый батальон, дивизия стремительно преследовала ослабленные части 6-й немецкой армии. Ее путь лежал к станции Раздельная — крупному железнодорожному узлу и сильно укрепленному опорному пункту противника. К Раздельной же быстро продвигались танкисты и кавалеристы группы генерала Плиева, заходя с правого фланга в глубокий тыл врага.
   Когда 30 марта передовые батальоны 564-го и 573-го полков достигли реки Тилигул, что течет около районного центра Одесской области Березовка, и попытались переправиться на правый берег, враг обрушил на боевые порядки мощный бомбовый удар авиации. С берега по батальонам открыла огонь вражеская артиллерия. Оба полка залегли перед поймой реки. Форсирование реки было намечено на 21 час 31 марта. Едва стемнело, вся артиллерия и минометы дивизий внезапно для противника открыли огонь по укреплениям фашистов на правом берегу. На всем фронте дивизии бойцы, сведенные в небольшие группы, на плотах так быстро достигли противоположного берега, что враг начал по ним стрельбу, когда они стремительно пошли в атаку.
   Дальше наступление развивалось быстрее. Почти 20 километров полки прошли в походных колоннах, не встречая сопротивления врага. Лишь где-то на половине пути от Вознесенска до Раздельной, близ населенных пунктов Шевченково и Нейково, противник попытался остановить дивизию, перейдя в контратаку на правофланговый 573-й полк. По приказанию полковника Холодова полк не стал ввязываться в бой за эти населенные пункты. Установив взаимодействие с соседним 564-м полком, он их обошел. Затем последовала дружная атака двух полков, и враг был вынужден оставить Шевченково и Нейково.
   Противник стремился во что бы то ни стало приостановить наступление советских войск. Немецко-фашистское командование создало специальную группировку войск, спешно развернув ее вдоль реки Малый Куяльник и прикрыв, таким образом, на этом рубеже Раздельную с северо-запада и востока. В эту группировку вошли 258-я и 335-я пехотные дивизии, подразделения 3-й и 97-й горнострелковых дивизий и подтянутая из тыла 127-я пехотная дивизия. Дивизии и ее соседям пришлось преодолевать на рубеже реки Малый Куяльник сильное сопротивление врага. Артиллерия с наступлением сумерек выводилась на открытые огневые позиции; уплотнялись боевые порядки 573-го и 564-го полков, которым предстояло атаковать противника в первом эшелоне. Снова для атаки было избрано темное время. Причем первым должен был подняться 564-й полк, отвлекая на себя внимание врага, а главный удар наносил 573-й полк, держа направление на населенный пункт Шарово.

http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   Утром 4 апреля, когда 195-я стрелковая дивизия снова приступила к преследованию отступающего противника, ее воины услышали со стороны Раздельной хорошо знакомый ревущий залп «катюш», затем отголоски яростной орудийной стрельбы. Это танкисты и кавалеристы генерала Плиева во взаимодействии с десантниками генерала Микеладзе штурмовали позиции врага в Раздельной. А вечером воины 195-й узнали: станция наша!
   Утром 5 апреля на командный пункт 195-й стрелковой дивизии, который был размещен в Понятовке (10 км от станции Раздельная), поступило боевое распоряжение командира 6-го гвардейского стрелкового корпуса генерала Котова. Дивизии предписывалось в 10 часов выступить по маршруту Понятовка, поселок Раздельная, Бурга, станция Кучурган и в 21 час выйти на рубеж поселок Котовского, Чебручевский, Страссбург 1. Маршрут пролегал вдоль разграничительной линии с соседней 46-й армией, так что, передвигаясь по этому маршруту, соединение прикрывало стык двух армий. Боевая же задача дивизии состояла в том, чтобы, выйдя на указанный рубеж, преградить пути отхода гитлеровцев к Тирасполю.
   Пехота и артиллерия медленно двигались походным порядком по расплывшимся от дождей проселочным дорогам, а то и прямо по полям; чуть ли не по колено воины увязали в мягкой оттаявшей почве. Река Кучурган была последней естественной преградой перед Днестром, до которого оставалось менее 20 километров. А Павловка и станция Кучурган лежали неподалеку от Страссбурга. У командира полка родился дерзкий замысел: не дожидаясь подхода главных сил дивизий, выбить гитлеровцев из Павловки и станции Кучурган, овладеть переправой через реку, а затем попытаться освободить Страссбург. Это значило, что ближайший путь отхода противника с юга к днестровским переправам был бы перехвачен.
   Но едва покинул Раздельную 573-й полк полковника Ф. В. Григорьева — он выходил первым, — как посланная вперед разведка донесла, что у села Павловка, что стоит на реке Кучурган в 12 километрах юго-западнее Раздельной, и на станции Кучурган замечен противник, с ним уже завязали бой подразделения конно-механизированной группы генерала Плиева. Полковник Григорьев приказал батальонам двигаться быстрее.  Меньше двух часов потребовалось полку на то, чтобы пройти 12 километров до реки Кучурган. Быстро установив взаимодействие с кавалеристами генерала Плиева, командир полка вывел батальоны к станции Кучурган с востока и развернул их в линию. Сгустившиеся сумерки прикрыли этот маневр. Согласованный удар 573-го полка с востока, а кавалерийских подразделений с севера вечером 5 апреля оказался для противника неожиданным. Полк одним решительным броском овладел Павловкой и станцией Кучурган, на плечах отступающих гитлеровцев переправился через реку и, преследуя врага, двинулся в сторону Страссбурга. Подразделения растянутыми цепями передвигались вперед, пока встречая лишь слабое огневое сопротивление. Но стоило им приблизиться к населенному пункту Страссбург, как вражеский огонь резко усилился. Враг бил из орудий, минометов, пулеметов, не давая воинам подняться. Батальоны были вынуждены прервать атаку и окопаться. Полковник Холодов, явно встревоженный сообщением командира 573-го полка и еще не зная, как оценить какое-то странное перемещение немецко-фашистских частей, поторопил 604-й полк с выдвижением к станции Кучурган. Там же приказал как можно скорее сосредоточить всю дивизионную артиллерию. 564-му полку надо было занять позиции в балке, что в 6 километрах северо-восточнее Кучургана. Когда передовые роты 604-го полка подошли к станции Кучурган и заняли позиции правее 573-го полка — это было в 23 часа,— то почти сразу попали под удар противника, предпринявшего контратаку.
   С юга на батальоны 573-го и 604-го полков, едва успевшие окопаться, навалилось до полка мотопехоты врага. Впереди ползли, стреляя с коротких остановок, танки и самоходные орудия. Полки отошли: 573-й — на рубеж восточнее Павловки, 604-й — северо-восточнее станции Кучурган, оставив эти населенные пункты.
   Полковник Холодов доложил об этом командиру 6-го гвардейского стрелкового корпуса, тот — командарму. Генерал Шарохин приказал незамедлительно ввести в бой в направлении на Страссбург 20-ю гвардейскую стрелковую дивизию, а 195-й стрелковой дивизии — собрать силы в кулак и, подтянув артиллерию, ударить по противнику и выбить его из населенных пунктов Павловка и станция Кучурган. В ночь на 6 апреля сумел подойти справа к 195-й стрелковой дивизии лишь один полк 20-й гвардейской. В это время противник с рубежа Павловка, станция Кучурган предпринимал одну контратаку за другой против 573-го и 604-го полков. Контратаки не приносили врагу успеха. Его танки и пехота попадали под огонь полковых орудий, выдвинутых вперед, и дивизионной артиллерии, успевшей подтянуться и встать на огневые позиции в боевых порядках частей. Пока артиллерия отражала вражеские удары, командиры полков сумели вывести батальоны на исходные позиции для атаки. В час дня, после того как огнем орудий была отбита еще одна контратака врага, оба полка одновременно устремились вперед на позиции врага в Павловке и на станции Кучурган. Гитлеровцы, опасаясь попасть в окружение, оставили Павловку и станцию Кучурган. 573-й полк занял оборону близ Павловки, имея 2-й батальон капитана Шарикова на подступах к Страссбургу, 604-й — близ станции Кучурган. Слева от него развернулся все это время находившийся во втором эшелоне 564-й полк. Таким образом, дивизия вернулась на рубеж, с которого 5 апреля ей пришлось отойти.
   Наконец-то воинам 195-й стрелковой дивизии выпала передышка. Но оказалась она недолгой. С утра 7 апреля, когда конно-механизированная группа генерала Плиева была уже далеко впереди, в тыл соединений левого фланга 37-й армии с юга прорвалась вражеская группировка. Это была одна из двух групп 6-й немецкой армии, расколотой почти пополам ударами 37-й армии и конно-механизированной группы генерала Плиева. Она шла к Раздельной на соединение с другой группой, пробивавшейся навстречу. Немецко-фашистское командование явно намеревалось через боевые порядки левофланговых соединений армии вывести 6-ю немецкую армию из огромного котла. 195-я стрелковая дивизия — левофланговая в 37-й армии — снова попадала в трудную ситуацию.
   Лезший напролом враг встретил стойкое сопротивление. Когда он попытался пробиться через позиции 604-го полка, нацелив удар силами двух батальонов на его открытый левый фланг, артиллеристы и минометчики полка поставили перед ним плотный заградительный огонь. Оборонявшийся на этом фланге батальон капитана В. Ф. Бурдина, воспользовавшись тем, что противник стал отходить, поднялся в контратаку и оттеснил фашистов. Не получился у противника прорыв и через боевой порядок соседнего 564-го полка. Батареи под командованием старших лейтенантов Н. А. Животовского и К. Л. Пономарева, минометные роты старших лейтенантов В. Н. Лопаткина, К. С. Рябинина, лейтенанта П. П. Трушникова заградительным огнем заставили залечь вражескую мотопехоту. Хуже обстояло дело в правофланговом 573-м полку. Зайдя с тыла, танки и мотопехота врага рассекли его боевой порядок. От главных сил полка оказались отрезанными две стрелковые роты батальона старшего лейтенанта Н. Г. Шарикова, что оставались у Страссбурга, он сам и его штаб. По распоряжению полковника Григорьева для закрытия бреши, через которую фашисты могли пройти, был выдвинут его резерв — усиленная стрелковая рота под командованием заместителя командира 2-го батальона старшего лейтенанта А. П. Кузьменко. Рота развернулась на южной окраине станции Кучурган, сразу же вступив в огневой бой с противником. Под давлением явно превосходящих сил врага она вынуждена была постепенно отходить. Дивизия снова была оттеснена с рубежа Павловка, станция Кучурган. Но через ее боевой порядок враг не прошел. Ему пришлось избрать для продвижения к Раздельной дальний путь, в обход соединения с востока. Командование 37-й армии, обеспокоенное прорывом вражеских сил, спешно перегруппировало соединения для нанесения контрудара. На левом фланге армии сосредоточивались 10-я гвардейская воздушно-десантная дивизия и 28-я гвардейская стрелковая дивизия, артиллерийские соединения. Командир 6-го гвардейского стрелкового корпуса приказал перегруппировать силы дивизии к правому флангу, в полосу 604-го полка, потеснившись для выходящей на исходные позиции 10-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Слева предстояло наступать 28-й гвардейской стрелковой дивизии. Вся артиллерия 195-й стрелковой дивизии сосредоточилась на узком участке против населенного пункта Павловка. Здесь дивизия наносила главный удар.
   Атаку дивизия должна была предпринять поздним вечером 7 апреля, тесно взаимодействуя с соседями. По замыслу командира соединения удар по противнику, захватившему Павловку, надо было согласовать по времени с атакой двух рот батальона старшего лейтенанта Шарикова, остававшихся в тылу врага. Удар с фронта и тыла должен был привести к воссоединению подразделений 573-го полка.
   Более сорока часов две стрелковые роты под командованием старшего лейтенанта Шарикова, заняв круговую оборону, отражали непрерывные атаки противника. И вот теперь предстоял решительный бросок для прорыва кольца окружения. Так как с командиром полка все время поддерживалась связь по радио, старший лейтенант знал, где и когда полк предпримет наступление и в какое время ему предстояло поднять людей в атаку. Ему пришлось перегруппировать роты ближе к тому направлению, которое выводило на Павловку. На этом направлении были сосредоточены почти все станковые и ручные пулеметы.
   Ровно в 23 часа 7 апреля после короткого огневого налета передовые батальоны 604-го и 573-го полков вместе с одним полком 28-й гвардейской стрелковой дивизии перешли в наступление на Павловку.
   К утру 8 апреля 195-я стрелковая дивизия полностью восстановила свое положение, снова выйдя на рубеж Павловка, станция Кучурган. В то время как дивизия во взаимодействии с соседями вела бои за овладение этим рубежом, другие соединения 37-й армии громили вражескую группировку, прорвавшуюся к станции Раздельная. К исходу 7 апреля с ней было покончено.
   Лишь после этого 37-я армия получила возможность развивать наступление, нанося главный удар на Тирасполь, как ей было приказано командующим 3-м Украинским фронтом еще 5 апреля. Задержка с началом наступления на двое суток требовала того, чтобы соединения без всякой паузы предприняли стремительный бросок к Днестру. Это надо было сделать, тем более что конно-механизированяая группа Плиева уже вела бои на подступах к Одессе, оторвавшись от стрелковых соединений на десятки километров.
   8 апреля произошла новая перегруппировка сил армии — 6-й гвардейский стрелковый корпус развернулся фронтом на запад. Его 195-я стрелковая дивизия получила задачу наступать к Днестру, выходя на рубеж прибрежных сел Слободзея Русская, Чобручи (левобережное) 1. Справа к Днестру следовала 20-я гвардейская стрелковая дивизия 6-го стрелкового корпуса, слева — 60-я стрелковая дивизия 46-й армии.
   Поскольку непосредственного соприкосновения с противником не было, дивизия во второй половине дня 8 апреля походными колоннами двинулась к Днестру, причем каждый полк выбросил вперед усиленное боевое охранение. На пути ей не раз приходилось развертывать боевой порядок, так как противник пытался ее останавливать, предпринимая контратаки. Но все они успешно отражались. Поздним вечером 10 апреля полки, сломив сопротивление врага, вошли в село Варваровку. Совсем близко плескался Днестр. Здесь, в селе Варваровка, полковник Холодов уточнил задачи полков. Главный удар в направлении села Чобручи должен был нанести сохранивший к тому времени наибольшую боеспособность 564-й полк и, выбив противника из этого населенного пункта, форсировать Днестр. Вспомогательный удар на прибрежное село Слободзея Русская наносили 604-й и 573-й полки. Когда передовые батальоны уже изготовились для последнего броска вперед, в дивизию пришла взволновавшая всех весть об освобождении Одессы. Это придало воинам новые силы. В ночь на 11 апреля полки после удара артиллерии по позициям врага поднялись в атаку. Сразу же быстро пошли вперед на правом фланге 604-й и 573-й полки. На рассвете их передовые подразделения ворвались в село Слободзея Русская, первыми в корпусе и во всей армии достигнув берега Днестра.
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
« Последнее редактирование: 13 02 2012, 17:14:35 от ДСГ »
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   Командир 573-го полка сразу же выслал на противоположный берег группу разведчиков полка под командованием старшего сержанта А. Самодайкина. Те на плотах, быстро сколоченных из бревен, благополучно доплыли до правобережья, а вернулись часа через два с двумя пленными фашистами. Несколько разведчиков остались на вражеском берегу, заняв поросший лесом клочок родной земли. Пленные показали, что в прилегающем к берегу лесу, который подступает к ближайшему селу Копанка, находятся мелкие группы немцев. Немецкое командование, по всей видимости, ожидало переправу советских войск не здесь, а у Тирасполя.
   604-й полк несколько опередил своего соседа с переправой. Его подразделения, используя наспех сколоченные плоты и надувные лодки, начали форсирование в 14 часов 11 апреля. Первые же подразделения 573-го полка — это были роты старшего лейтенанта Н. Г. Шарикова — сели на плоты и в надувные лодки в 15 часов. Но это не имело существенного значения, важно было другое: дивизия с ходу предприняла форсирование Днестра. Немецко-фашистское командование не успело подтянуть к берегу резервы. Передовые подразделения как 604-го, так и 573-го полков, легко преодолев слабое огневое противодействие противника во время переправы, без потерь высадились на вражеский берег и, не мешкая, стали продвигаться в юго-западном направлении.
   Мелкие группы фашистов, встречавшиеся на пути, либо уничтожались, либо рассеивались. Вечером передовые батальоны обоих полков, пройдя село Копанка, достигли окраин населенного пункта Леонтино. Здесь они остановились, встреченные сильным артиллерийско-минометным огнем. Как позже показали пленные, к Леонтино спешно выдвинулись части 302-й немецкой пехотной дивизии.
   Главное свое дело дивизия сделала — захватила на правом берегу плацдарм глубиной 9—11 километров и шириной 12 километров. Пока на плацдарме вели огневой бой с противником, тут же окапываясь, подразделения 604-го и 573-го полков, 564-й полк на левом берегу ликвидировал последний очаг сопротивления противника в селе Чобручи, и лишь вечером 11 апреля, когда фашисты были выбиты из села, он смог начать переправу.
   Всю ночь на 12 апреля подразделения этого полка переправлялись на правобережье, утром он встал на позиции правее 573-го полка. Его соседом стала форсировавшая реку в ту же ночь 20-я гвардейская стрелковая дивизия. Левого соседа пока у 195-й стрелковой дивизии не было. Левофланговый 604-й полк упирался своим флангом в болото, за которым проходило старое русло Днестра. Но командиру дивизии было известно, что сюда пробивались правофланговые соединения 46-й армии.
   Захваченный 195-й стрелковой дивизией плацдарм, позже названный кицканским, мог получить и действительно получил важное оперативное значение, так как позволял 37-й армии развернуть с него наступление крупными силами. Это, видимо, понимало немецко-фашистское командование. С вечера 11 апреля он стал местом ожесточенных схваток переправившихся частей с противником, предпринимавшим одну контратаку за другой.
   28 апреля 1944 г. в командование 195-й стрелковой дивизией вступил полковник Иван Сергеевич Шапкин. Он принял дивизию в то время, когда она, как и весь 6-й гвардейский стрелковый корпус, вела тяжелые бои за расширение кицканского плацдарма. Бои эти не приносили успеха.
   В самом конце апреля по пути на передовую в дивизию заехал командующий войсками 3-го Украинского фронта генерал Р. Я. Малиновский. Он убедился в полной боевой готовности дивизии, но заметил, как поредел личный состав и как растянут по фронту ее боевой порядок. Затем он проследовал дальше на наблюдательный пункт командующего 37-й армией. Утром 1 мая штаб дивизии получил телеграмму, в которой сообщалось, что войска 37-й армии переходят к обороне, а 6-й гвардейский стрелковый корпус выводится во второй эшелон армии.
   195-я стрелковая дивизия вернулась на левый берег Днестра и расположилась под Тирасполем. Здесь она получила пополнение. Началась подготовка к новым боям, на которую ушли три с половиной месяца.
   15 августа 1944 года на кицканском плацдарме южнее Тирасполя в штабе 37-й армии генерала М. Н. Шарохина проходила командно-штабная игра, целью которой было проигрывание действий соединений армии в предстоявших наступательных боях. В игре участвовали командиры корпусов и дивизий, на ней присутствовали новый командующий войсками 3-го Украинского фронта генерал Ф. И. Толбухин и член Военного совета фронта генерал А. С. Желтов. Согласно замыслу командующего 37-й армией 195-й стрелковой дивизии предстояло наступать во втором эшелоне 6-го гвардейского стрелкового корпуса, следуя за 20-й гвардейской стрелковой дивизией и 10-й гвардейской воздушно-десантной дивизией в общем направлении на населенный пункт Ермоклия.
   Было 18 часов 20 августа, когда штаб 195-й стрелковой дивизии получил боевую задачу выдвинуть соединение в первый эшелон, развить успех 20-й гвардейской стрелковой дивизии, наступая в направлении населенного пункта Ермоклия. Дивизии было приказано обойти его с юго-востока и освободить. Справа оказывалась 20-я гвардейская стрелковая дивизия, слева — 10-я гвардейская воздушно-десантная дивизия. К моменту ввода в бой 195-й стрелковой дивизии — рубеж ввода проходил в 3 километрах северо-восточнее Ермоклии — ее артиллерия успела переместиться ближе к боевым порядкам стрелковых полков. Полковые же артиллерийские батареи следовали с передовыми батальонами. Так как главный удар в полосе корпуса теперь развивала 195-я стрелковая дивизия, генерал Котов придал ей свой 42-й артиллерийский полк и 419-й истребительно-противотанковый полк.
   С северо-востока, уступом вправо, на Ермоклию шел 604-й полк, в центре, развернув батальоны в линию, наступал 564-й полк, а с юго-востока, уступом влево, обходил населенный пункт 573-й полк.
   Командир дивизии был намерен с ходу овладеть Ермоклией, но едва передовые батальоны под прикрытием огня своей артиллерии преодолели первые сотни метров по направлению к этому населенному пункту, как встретились с контратакующими танками и мотопехотой противника. Позже выяснилось, что это были силы 13-й немецкой танковой дивизии, спешно переброшенной гитлеровским командованием в Ермоклию. Сюда же были стянуты полковая группа «Драбе» из 384-й немецкой пехотной дивизии и группа «Зедлер» из 52-го армейского корпуса численностью до двух полков. Немецко-фашистское командование стремилось любой ценой преградить путь 6-му гвардейскому корпусу на юго-запад через Ермоклию. Дивизии, как и ее соседям, пришлось вступить в тяжелые бои с крупными силами врага. Они начались вечером 20 августа, шли всю ночь, а с утра 21 августа достигли крайнего ожесточения.
   21 августа около 50 вражеских танков, за которыми неотступно бежала пехота, под прикрытием огня самоходных орудий наползали на позиции 604-го и 564-го полков. Первыми встретили врага батареи 475-го артиллерийского полка, начав стрельбу с закрытых огневых позиций. Затем подключились к ведению огня батареи 42-го корпусного артиллерийского полка. На поле боя осталось не менее 20 вражеских машин, загоревшихся на поле боя от прямых попаданий. Уцелевшие вражеские машины повернули к Ермоклии, за ними — расстроенные цепи немецкой пехоты.
   Ермоклия оставалась местом скопления значительных вражеских сил. Зная об этом, командир корпуса вызвал огонь эрэсовских установок и самолеты для удара по противнику в этом населенном пункте.
   Воспользовавшись тем, что от огня «катюш» и авиации враг понес потери и пришел в замешательство, 195-я стрелковая дивизия, тесно взаимодействуя с правым соседом -— 20-й гвардейской стрелковой дивизией, вновь поднялась в атаку. Разрозненный артиллерийско-минометный и пулеметный огонь противника не смог остановить передовых батальонов 604-го и 564-го полков, а когда 573-му полку удалось с левого фланга обойти Ермоклию, фашисты оказались перед угрозой окружения, но пока сопротивления не прекращали.
   Пока 195-я стрелковая дивизия взламывала оборону противника под Ермоклией, левый сосед — 10-я гвардейская воздушно-десантная дивизия ликвидировала очаги сопротивления врага в населенном пункте Леонтино. Вскоре через ее полосу вошел в прорыв 7-й механизированный корпус. Вражеская оборона затрещала по всем швам.
   Перед фронтом наступления 195-й стрелковой дивизии противник в беспорядке отходил в юго-западном направлении. О том, что его вынудили спасаться бегством, говорили богатые трофеи, доставшиеся дивизии в освобожденной Ермоклии. Здесь было взято 80 подвод с военным имуществом, 100 лошадей, 30 пулеметов, 23 автомашины 2.
   195-я стрелковая дивизия начала преследовать отступающие части противника. Вперед ушел передовой отряд дивизии. Тесно взаимодействуя с 64-й механизированной бригадой, отряд передвигался, буквально вися на плечах отходящих гитлеровцев. К вечеру 21 августа передовые отряды 6-го гвардейского стрелкового корпуса, в том числе и отряд полковника Холодова, продвинулись на 30—40 километров. А 22 августа — еще на столько же.
   195-я стрелковая дивизия походным порядком шла вслед за своим передовым отрядом, держа направление на районный центр Комрат. Ее боевое охранение сбивало с пути мелкие группы прикрытия. В течение 22 августа соединение освободило одиннадцать молдавских сел. 23 августа темп наступления дивизии и ее соседей не снизился. Самым же примечательным в этот день явилось то, что две бригады 7-го механизированного корпуса, прорвавшись в глубину вражеской обороны, вышли близ населенного пункта Леушени и к югу от него на восточный берег Прута. Вскоре сюда пробились и подвижные соединения 2-го Украинского фронта. Тем самым кольцо окружения вокруг 6-й немецкой армии замкнулось. Как и под Сталинградом, снова эта армия попала в гигантскую западню, приготовленную ей советскими войсками.
   24 августа штабу 37-й армии стало известно, что выходящие к Пруту части 7-го механизированного корпуса подвергаются сильнейшим контратакам противника, стремясь разорвать кольцо окружения. Попавшие в это кольцо подразделения 7-го и 44-го немецких армейских корпусов предприняли удар по растянутому боевому порядку 41-й гвардейской танковой бригады. Ей пришлось отойти на рубеж Орак, Чадыр.
   Генерал М. Н. Шарохин приказал командиру 6-го гвардейского стрелкового корпуса развернуть 195-ю стрелковую дивизию фронтом на север, с тем чтобы она вышла на рубеж Саратень, Кугурлуй и, продвинувшись далее в направлении населенного пункта Орак, установила взаимодействие с 41-й гвардейской танковой бригадой. Воинам дивизии предстояло совместно с танкистами на этом рубеже занять жесткую оборону, не допуская прорыва вражеских войск из окружения.
   Днем 24 августа 195-я стрелковая дивизия совершила стремительный марш-бросок на север и уже вечером заняла рубеж Саратень, Кугурлуй. Полкам предстояло спешно окопаться, а всей артиллерии, как своей, так и приданной, развернуть боевой порядок, оборудовав огневые позиции и наблюдательные пункты. Начавшийся проливной дождь сильно мешал земляным работам, а их надо было выполнить обязательно, так как по радио командир дивизии получил информацию о движении значительных сил врага к саратенскому рубежу с северо-востока. Всю ночь стрелки, артиллеристы, саперы, пулеметчики, связисты трудились не покладая рук. На утро четко обозначились прерывистые линии окопов, которые заняли выдвинутые в первый эшелон слева 604-й полк, справа 573-й полк. 564-й полк встал во второй эшелон. Справа от дивизии держала оборону 19-я стрелковая дивизия, слева — 44-я гвардейская танковая бригада.
  
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
« Последнее редактирование: 13 02 2012, 19:01:33 от ДСГ »
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8051
  • Отец на фронте
   Бойцам и командирам 195-й стрелковой дивизии не удалось отдохнуть после быстрого марш-броска и бессонной ночи, отданной возведению оборонительных позиций. Едва забрезжил рассвет, противник силой до пехотного полка с танками и самоходными орудиями вышел с северо-востока к саратенскому рубежу. Сначала он попытался с ходу пробиться через боевой порядок правофлангового 573-го полка, бросив вперед несколько бронированных машин. Но они попали под огонь прямой наводкой полковой артиллерии и 41-го истребительно-противотанкового дивизиона, новым командиром которого стал майор А. А. Дорохов. Враг перенацелил удар на 604-й полк. И здесь  танкам и самоходкам врага пришлось отступить, встретившись с заградительным артиллерийским огнем. Перегруппировав силы, враг еще и еще раз переходил в атаку на позиции 604-го и 573-го полков, стремясь во что бы то ни стало пробить брешь в обороне дивизии. От огня десятков танков, самоходок и орудий полыхала земля под селом Саратень, густой дым застилал кукурузные поля и сады. Отдельным группам гитлеровцев на танках и бронетранспортерах удавалось вклиниваться в нашу оборону. Воины встречали их связками гранат и бутылками с горючей смесью. Отбившихся от главных сил гитлеровцев забирали в плен. Ожесточенный бой шел весь день. Дивизия, тесно взаимодействуя с соседними частями, выдержала первый натиск врага, не уступив ему ни пяди земли.
   В ночь на 26 августа противник четырнадцать раз атаковал позиции 604-го полка. Пехота цепь за цепью шла на его боевые порядки, прикрываемая с флангов танками и самоходными орудиями. И каждый раз врагу, натыкавшемуся на завесу артиллерийского и минометного огня, приходилось откатываться назад. Воины подполковника М. К. Керимова стояли насмерть.
   Ранним утром 26 августа немецко-фашистское командование, собрав в кулак до трех полков пехоты с 30 танками и самоходными орудиями, обрушило удар на правый фланг 195-й стрелковой дивизии — туда, где проходил стык с соседней 19-й стрелковой дивизией. Противнику удалось вбить клин в боевой порядок дивизии, появилась угроза прорыва ее обороны.
   Командир дивизии, наблюдавший со своего НП, как попятились назад передовые стрелковые роты под давлением лезущих напролом фашистов, сразу осознал возникшую опасность. Он решил пропустить врага в образовавшийся коридор, а затем уничтожить его согласованным огневым ударом с трех сторон.
   ...Когда коридор наполнился вражескими войсками, на них обрушился с фронта и флангов смерч огня из всех видов оружия. Стреляла артиллерия, били пулеметы, строчили автоматы. Противник заметался в долине. Используя это, 564-й и 573-й полки во взаимодействии с подошедшей 13-й мотострелковой бригадой 7-го механизированного корпуса перешли в атаку. Дивизии удалось расчленить попавшую в огневой мешок вражескую группировку, а затем она была частично уничтожена, частично взята в плен. На поле боя осталось 2500 вражеских трупов, до 1000 автомашин, 1500 подвод, 70 орудий и минометов. Пленных насчитали 5 тысяч человек.  
   Поистине огненными стали рубежи близ селений Саратень, Орак, Чадыр, Минжир, которые пришлось защищать 195-й стрелковой дивизии и ее соседям в жаркие дни августа 1944 г. От разрывов сотен снарядов горели дома, кукурузные поля, обугливались виноградники, черной становилась трава. Земля была обезображена воронками, лежала, пропахшая удушливой гарью. Когда громыхала артиллерия, стреляли танки и самоходные орудия, казалось, земля не выдерживает напора вражеских сил — она вздрагивала и качалась под ногами. Но люди — солдаты, сержанты и офицеры 195-й стрелковой дивизии — на ней стояли крепко.
   Еще днем 26 августа Военный совет 3-го Украинского фронта предъявил противнику ультиматум о капитуляции, вымпел с текстом которого был сброшен с самолета. Кроме того, текст зачитывался через мощную звуковещательную станцию, доставленную к переднему краю обороны 195-й стрелковой дивизии. Днем 27 августа после артиллерийской и авиационной обработки позиций противника части 195-й стрелковой дивизии и ее соседей перешли в наступление. Они без помех со стороны сразу отступившего врага вошли в населенные пункты Орак, Чадыр, Минжир. Лес, что находился севернее, гитлеровцы покинули. А к исходу дня произошло знаменательное событие: севернее населенного пункта Минжир дивизия соединилась с частями 31-й и 73-й стрелковых дивизий 2-го Украинского фронта. Кольцо окружения вражеских войск почти замкнулось. Через полосу 195-й стрелковой дивизии в расположение противника вечером 27 августа снова ушли парламентеры. На сей раз это были целые группы пленных немецких солдат и офицеров. Миссия парламентеров увенчалась успехом. Спустя несколько часов все они вернулись обратно, приведя с собой свыше 3 тысяч пленных. Длинные шеренги грязных, оборванных, измотанных в боях гитлеровцев потянулись по проселочной дороге на Саратень. Крупная группировка вражеских сил, окруженная на левом берегу реки Прут, прекратила свое существование. Дивизия получила задачу — прочесать лес и овраги северо-западнее населенного пункта Чадыр, в которых еще оставались разрозненные группы противника. Весь день 28 августа личный состав дивизии вылавливал гитлеровцев, пленив еще 500 человек.
   К исходу дня 28 августа дивизия, закончив прочесывание леса северо-западнее Чадыра, сосредоточилась в населенном пункте Томай. Бойцам и командирам соединения после многодневных ожесточенных боев выпала передышка. Здесь, в Томае, штаб дивизии подвел итоги боевых действий на молдавской земле. С 20 августа по 1 сентября соединение прошло с боями почти 300 километров, пленило более 15 тысяч вражеских солдат и офицеров, уничтожило не менее 8 тысяч. Враг оставил на поле боя сожженными или подбитыми 650 автомашин, 11 танков и самоходных орудий, 70 артиллерийских орудий. Трофеями дивизии стали 500 автомашин, 340 вагонов с военным имуществом, 1600 лошадей, 26 складов, 7 самолетов, 800 повозок. А после прочесывания леса за Чадыром они пополнились еще 2500 автомашинами, 100 орудиями, 5500 повозками.
   7 сентября 1944 г. 195-я стрелковая дивизия сосредоточилась в районном центре Молдавской ССР городе Кагул. Больше она боевых действий не вела. В Кагуле дивизия не задержалась, двинулась дальше — на переправы через Дунай вместе с другими соединениями 37-й армии. В ночь на 9 сентября в столице Болгарии — Софии произошло восстание, а днем власть в стране перешла в руки Отечественного фронта.
   В этот день 195-я стрелковая дивизия переправилась через Дунай и начала продвижение по румынской территории в общем направлении на Принчипеле-Михай, а 13 сентября она перешла румыно-болгарскую границу.
    В конце сентября 195-я стрелковая дивизия встала лагерем южнее города Сливена. Здесь личный состав получил возможность отдохнуть, привести в порядок боевую технику.
   15 октября штаб дивизии получил приказ, согласно которому она выходила из состава 6-го гвардейского стрелкового корпуса и поступала в подчинение командира 66-го стрелкового корпуса. Временным местом дислокации дивизии стал район города Нова Загора.

   Известие об окончании войны пришло в соединение по радио. День 9 мая 1945 г. в дивизии, как и во всей Советской Армии, на Родине и здесь, в Болгарии, стал днем всеобщего торжества. Личный состав салютовал победному концу войны залпом из артиллерийских орудий, сотнями ракет, взметнувшихся над городом, пулеметными и автоматными очередями.
   10 мая в столице Болгарии — Софии состоялись военный парад и демонстрация трудящихся. В колоннах войск, проходивших по городу, было и сводное подразделение 195-й стрелковой дивизии.
http://personalhistory.ru/papers/195sd.htm
« Последнее редактирование: 13 02 2012, 19:03:06 от ДСГ »
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!