Автор Тема: 62-я гвардейская Звенигородско-Будапештская Краснознаменная стрелковая дивизия  (Прочитано 7236 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8032
  • Отец на фронте
   62-я гвардейская Звенигородско-Будапештская Краснознаменная орденов Суворова и Б.Хмельницкого стрелковая дивизия

   Сформирована в марте 1942 в Приволжском ВО как 127-я сд(2-го формирования), которая 15 января 1943 года была преобразована в 62-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Новая нумерация частям дивизии присвоена в феврале 1943 г.
    В ходе войны входила в состав ряда армий Сталинградского, Воронежского, Юго - Западного, Степного и 2-го Украинского фронтов. Участвовала в Сталинградской битве, Острогожско - Россошанской, Харьковских наступательной и оборонительной операциях, в освобождении Левобережной и Правобережной Украины, В Ясско - Кишинёвской, Будапештской и Венской наступательных операциях.
   За боевые заслуги удостоена почётных наименований "Звенигородская" (февраль 1944) и "Будапештская" (апрель 1945), награждена орденами Красного Знамени, Суворова 2-й степени и Богдана Хмельницкого 2-й степени; свыше 10,5 тысяч её воинов награждены орденами и медалями, 37 присвоено звание Героя Советского Союза.


Состав
182, 184 и 186 гв. сп,  
131 гв. ап,
69 гв. осад (69 гв. оиптд),
64 гв. рр,
71 гв. сапб,
90 гв. обс,
572 (67) медсанбат,
65 гв. орхз,
638 (61) атр,
647 (66) пхп,
655 (63) двл,
1967 ппс,
1156 пкг

в составе Действующей Армии
15.1.43-4.8.43
7.9.43-5.9.44
3.11.44-9.5.45

Дивизией командовали:
Зайцев Георгий Михайлович (15.01.1943 - 04.04.1943),полковник, с 19.01.1943 года генерал-майор, попал в плен в марте 1943 г. под Харьковом
Мошляк Иван Никонович (05.04.1943 - 24.03.1945), полковник, Герой Советского Союза (за Хасан,1938 г.)
Панченко Григорий Филиппович (25.03.1945 - 09.05.1945),генерал-майор.

182 гв. сп:
...
Егоров Георгий Николаевич (18.03.1943 - 18.07.1943), погиб
Антонов Григорий Сергеевич (09.08.1943 - 10.11.1943), ранен 10.11.1943
Шакиров Сефа Шакирович (11.11.1943 - 03.12.1943), арестован
Грозов Михаил Трофимович (31.12.1943 - 30.10.1945)
Чумак Павел Петрович (30.10.1945 - 07.03.1946)
Ткаченко Дмитрий Алексеевич (с 13.03.1946)

184 гв. сп:
(до 15.01.1943 был 549 сп 127 сд (2ф))
Брагин Василий Николаевич (15.01.1943 - 00.05.1943), окружение
Ятель Петр Филиппович (по 31.01.1944), погиб 31.01.1944
Силаев Борис Степанович (? - ?), умер от ран

186 гв. сп:
...
Снозовой Афанасий Иванович (21.06.1943 - 13.07.1943), погиб 13.07.1943
Диденко Петр Алексеевич (25.07.1943 - 17.01.1944), погиб 17.01.1944
Назаров Алексей Сергеевич (с 12.02.1944)
Колембет Трофим Андреевич (05.07.1944 - 02.07.1945)
Шахкулов Мисак Хачаносович (02.07.1945 - 02.04.1946), погиб 02.04.1946

Литература:
Мошляк Иван Никонович Вспомним мы пехоту ... //
- Москва,1978,Воениздат,тираж 100 тыс.

http://samsv.narod.ru/Div/Sd/gvsd062/default.html
http://tashv.nm.ru/index.html
http://victory.mil.ru/rkka/units/0/44.html
« Последнее редактирование: 25 01 2012, 09:15:57 от ДСГ »
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8032
  • Отец на фронте
   Успешно преследуя отходившего противника, 37-я армия своим правофланговым 57-м стрелковым корпусом 25 октября вышла на ближние подступы к Кривому Рогу и втянулась в бои за город. 62-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Мошляка, переправившись у Лозоватки через р. Ингулец, выдвинулась на рубеж Гуровка (25 километров севсро-западнее Кривого Рога), [225] Анастасьевка (8 километров западнее Кривого Рога). 1-я гвардейская воздушнодесантная дивизия генерала Казанкина вела ожесточенный бой за северную окраину Кривого Рога. 188-я стрелковая дивизия полковника Даниленко занимала рудник имени Фрунзе и Веселые Терны.
   И вот в тот период, когда все внимание командования 37-й армии было сосредоточено на вопросах, связанных с овладением Кривым Рогом и развитием дальнейшего удара армии на Апостолово, противник нанес нам сильный танковый контрудар. 29-30 октября немецко-фашистское командование бросило против ослабленных предыдущими боями семи стрелковых дивизий 37-й армии, действовавших на сильно растянутом фронте, семь танковых дивизий обшей численностью до 800 танков.
   92-я гвардейская стрелковая дивизия в районе Шевченково (50 километров северо-западнее Кривого Рога) и 62-я гвардейская стрелковая дивизия южнее Гуровка были отрезаны от остальных соединений армии. Попала в окружение и 1-я гвардейская воздушнодесантная дивизия Казанкина.
   Пять дней па правом фланге армии шла упорная, ожесточенная борьба. 3 ноября противник был приостановлен. Правый фланг армии стал закрепляться на рубеже: восточный берег р. Ингулец у Недай-Вода, Калачевское, Веселые Терны. Левый фланг — 82-й стрелковый корпус — оставался на месте, контрудар немецких танков его не захватил.
http://militera.lib.ru/memo/russian/kuznetsov_pg/08.html
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8032
  • Отец на фронте
   Восемь горячих дней

   Обе дивизии 21-го гвардейского стрелкового корпуса - 62-я и 69-я гвардейские - все еще стояли на старых позициях, занимаемых 4-й гвардейской армией, но и командир 21-го корпуса генерал-майор Петр Иванович Фоменко, и командиры дивизий - я и генерал-майор К. К. Джахуа - уже подчинялись командующему 52-й армией.
   15 августа нас троих вызвал командующий армией генерал-лейтенант К. А. Коротеев. В штабе армии нас встретили командарм, член Военного совета генерал-майор А. Ф. Бобров и начальник штаба армии генерал-майор А. Н. Коломинов. Пожимая мне руку, Коротеев сказал:
- Здравствуйте, старый знакомый! Не успели еще соскучиться по мне?
Речь шла о нашем знакомстве осенью 1943 года, когда 62-я гвардейская стрелковая дивизия на короткое время была включена в состав 52-й армии и принимала участие в боях по расширению плацдарма на правом берегу Днепра. Генерал-лейтенант Коротеев, крупный, плечистый человек, держался очень приветливо, умел пошутить, но это не исключало и требовательности с его стороны к подчиненным. Когда все сели за стол, Коротеев сообщил, что Ставка Верховного Главнокомандования вместе с командованием 2-го и 3-го Украинских фронтов разработала план Ясско-Кишиневской наступательной операции, целью которой является окружение и уничтожение основных сил группы армий "Южная Украина", находящихся в районе Яссы, Кишинев. Политическая цель операции двух фронтов заключалась в том, чтобы завершить освобождение Советской Молдавии и вывести Румынию из войны на стороне Германии. Прорвать оборону противника предусматривалось силами 2-го и 3-го Украинских фронтов на двух далеко отстоящих друг от друга участках - северо-западнее Ясс и южнее Тирасполя. 21-й стрелковый корпус в составе 62-й и 69-й гвардейских дивизий решением командующего 2-м Украинским фронтом генерала армии Р. Я. Малиновского был передан 52-й армии для ее усиления, поскольку она входила в ударную группировку фронта. Всего же в полосе 2-го Украинского фронта должны были принять участие в наступлении три общевойсковые, одна танковая и одна воздушная армии. Коротеев подошел к карте, висящей на стене. На карте была показана линия румынско-бессарабского участка фронта. Она представляла собой огромную дугу, одним концом упирающуюся в Черное море, другим - в Карпаты. Проходила эта линия южнее Пашкани, севернее городов Яссы, Дубоссары и далее по Днестру. С севера, от Ясс, и с востока, со стороны Тирасполя, навстречу друг другу шли две красные стрелы. Они сходились юго-западнее Кишинева, в районе Хуши, Васлуй. Между их остриями вилась голубая лента реки Прут.
- Рубеж по реке Прут, где должны встретиться и замкнуть кольцо окружения войска двух фронтов, - сказал генерал Коротеев, - отстоит от исходных позиций частей нашего фронта, - указка командующего взметнулась вверх и остановилась в точке северо-западнее города Яссы, - на сто - сто двадцать километров. Преодолеть это расстояние мы должны молниеносно, за четыре-пять дней, и столько же нам отводится на то, чтобы уничтожить окруженную вражескую группировку. Основная трудность на первом этапе будет заключаться в том, что придется прорывать глубоко эшелонированную оборону противника в горно-лесистой местности. Это для наших войск непривычно. Следовательно, надо немедленно провести с личным составом соответствующие занятия. Подробности боевой задачи вам изложит начальник оперативного отдела штаба армии.
Сегодня же проведем рекогносцировку на местности. К 17 августа прошу приготовить ваши соображения. Докладывать их придется лично командующему фронтом.
   От начальника оперативного отдела я узнал, что 62-я гвардейская стрелковая дивизия будет наступать в полосе три километра. Для усиления дивизии придавалась 22-я танковая бригада, имевшая двадцать боевых машин, [198] два артиллерийских и один минометный полк. На участке прорыва нам предстояло овладеть двумя опорными пунктами гитлеровцев Белчешти и Бухэешти и в дальнейшем наступать в направлении города Хуши.  Вместе с генералом Коротеевым мы выехали в расположение передовых частей армии и провели рекогносцировку. Да, перед нами высились лесистые горы, разделенные глубокими ущельями. По данным разведки, у противника здесь не имелось оперативных резервов. Чтобы компенсировать их отсутствие, немецкое командование, используя выгодный горно-лесистый рельеф, создало здесь в течение лета систему обороны полевого типа глубиною шесть - восемь километров. Она состояла из нескольких линий траншей полного профиля с опорными пунктами и густой сетью огневых точек. Конечно, если считать только километры траншей, ходов сообщения, невыгодный для наступающих рельеф местности, насыщенность обороны противника огневыми средствами, то могло показаться, что прорвать такую оборону в течение дня, как
предусматривалось планом наступления, просто выше человеческих сил. Но мы знали и кое-что другое. Армейская разведка установила: не доверяя румынам, немцы выдвинули их в первую полосу обороны, а сами занимали вторую. Такая мера, по мнению немецкого командования, должна была заставить румынских солдат удерживать рубеж. Если уж дело дошло до этого, то никакие траншеи, никакой выгодный рельеф местности не могли создать прочной обороны. Коли отсутствует высокий боевой дух у солдат, траншея и дзот в их представлении превращаются из грозного оборонительного сооружения в западню. И все же мы понимали: легко южную часть Молдавии гитлеровцы не отдадут. Во-первых,
потому, что только здесь да в Латвии, западнее Рижского залива, они еще удерживали участки советской территории, во-вторых, разгром ясско-кишиневской группировки открывал Красной Армии путь на Балканы. Когда я вернулся в расположение своей дивизии, там уже проводились занятия по теме: "Прорыв глубоко эшелонированной обороны противника в горно-лесистой местности". Солдаты на практике учились преодолевать в бою вражеские траншеи с помощью перекидных мостиков, матов и штурмовых лестниц. Как и предупреждал генерал Коротеев, 17 августа командарма, [199] командира корпуса Фоменко, командира 69-й гвардейской дивизии Джахуа и меня вызвал к себе на доклад
командующий 2-м Украинским фронтом генерал армии Родион Яковлевич Малиновский. Принял он нас в штабе фронта, в своем просторном кабинете. Это `был интересный мужчина с мягкими, приятными чертами лица. В кабинете присутствовали член Военного совета генерал-лейтенант И. З. Сусайков, начальник штаба генерал-полковник М. В. Захаров и несколько работников штаба. Мы представились. Когда все сели, Малиновский обратился к Коротееву:
- Как полагаете, Константин Александрович, может, сразу выслушаем решения командиров дивизий? - Он улыбнулся и добавил: - Им прорывать вражескую оборону - им и первое слово.
- Согласен, Родион Яковлевич. - Коротеев повернулся ко мне: - Прошу вас, товарищ Мошляк.
Накануне с офицерами штаба и командирами полков я еще раз выезжал на участок предстоящего прорыва, уточнил задачи подразделений, затем несколько часов мы просидели над составлением плана наступления. Время, направление и порядок движения частей и подразделений, систему и график огня, названия высот, населенных пунктов, рубежей - все это я не только держал в памяти, но и представлял на местности и на карте. Доложил быстро, без запинки, не заглядывая в бумажки. У командующего фронтом перед наступлением дел куда больше, чем у командира дивизии, поэтому отнимать у него время было бы непростительно.
Когда я закончил доклад, один из генералов штаба спросил:
- Почему танки, приданные дивизии, вы используете на участке одного полка?
- При такой стремительности и глубине прорыва танки я должен использовать массированно. К тому же приданная дивизии бригада имеет боевых машин в три раза меньше, чем положено по штату. Рассредоточить их по другим полкам - значит ослабить направление главного удара...
- Все это крайне сомнительно, - заметил генерал. - Ведь наступаете вы не полком, а дивизией.
Но тут вмешался Малиновский:
- А ведь командир дивизии прав. В бригаде не шестьдесят [200] пять танков, а двадцать. Чтобы в первые же часы наступления прошибить оборону, эшелонированную на восемь километров по всему фронту дивизии, такой поддержки явно недостаточно. Так уж лучше наверняка прорвать оборону врага на узком участке, выйти ему в тыл и тем самым дезорганизовать его. - Помолчав, командующий фронтом спросил: - Из каких соображений вы исходили, полковник, построив боевой порядок дивизии в два эшелона?
- Товарищ генерал армии, - отчеканил я, - оборона противника достаточно глубока, что требует при прорыве непрестанно наращивать силу удара. Полоса наступления дивизии - три километра, участок главного удара - два километра. В своем составе дивизия насчитывает девять тысяч человек, и еще шестьсот человек ей придано. Таким образом, при условии поражения артиллерией и авиацией всей тактической глубины
обороны противника, мы сможем сразу занять ее целиком, и чем скорее, тем лучше.
- Что ж, резонно, - сказал Малиновский. - У меня вопросов больше нет. - Он взглянул на генералов штаба - у тех вопросов также не было.

Мошляк И.Н. - Вспомним мы пехоту
http://lib.rin.ru/doc/i/59085p2.html
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!