Автор Тема: Вообще стоит посмотреть. Литература.  (Прочитано 6662 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Владимир1

  • Модератор раздела
  • Генерал-полковник
  • ***
  • Сообщений: 4866
Иссерсон Георгий Самойлович
Новые формы борьбы
Ссылка на книгу в самом низу.


Немного об авторе и его судьбе.


Размышления к 9 мая О Георгии Самойловиче Иссерсоне

Александр Богуславский

Вспоминая 9 мая 1945 г., естественно вспомнить 22 июня 1941-го. 22 июня 1941 г. — трагическая дата как в истории России и "братских республик", так и в истории еврейского народа.

Напрашивается мысль: а мог ли ход событий после 22.06.41 г. быть иным?

Представляет интерес комментарий к этой дате, данный маршалом Г. К. Жуковым: "Внезапный переход в наступление всеми имеющимися силами, притом заранее развернутыми на всех стратегических направлениях, не был предусмотрен. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б. М. Шапошников, К. А. Мерецков, ни руководящий состав Генштаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день компактными группировками на всех стратегических направлениях.

Этого не учитывали и не были к этому готовы наши командующие и войска пограничных военных округов. Правда, нельзя сказать, что все это вообще свалилось нам как снег на голову. Мы, конечно, изучали боевую практику гитлеровских войск в Польше, Франции и других европейских странах и даже обсуждали мотивы и способы их действий. Но по настоящему все это почувствовали только тогда, когда враг напал на нашу страну, бросив против войск приграничных военных округов свои компактные бронетанковые и авиационные группировки".

И далее: "Все мы, и я в том числе, как начальник Генерального штаба, не учли накануне войны возможность столь внезапного вторжения в нашу страну фашистской Германии, хотя опыт подобного рода на Западе в начале Второй мировой войны уже имелся".

* * *

Тут естественен вопрос: а был ли хоть кто-то, предвидевший такое развитие событий? И было ли известно его предвидение?

На оба вопроса ответим: да! Комдив Георгий Самойлович Иссерсон (1898, С.-Петербург — 1976, Москва) в 1940 г. опубликовал в Воениздате свою книгу "Новые формы борьбы (опыт Исследования современных войн)", где высказывалось предвидение таких событий. В 1976 г. русская историография расценивала эту книгу как один из наиболее интересных трудов того периода, где, исследуя опыт боевых действий в Испании и германо-польской войне 1939 г., автор сделал интересные и поучительные выводы о способах развязывания современных войн и формах ведения начальных операций.

В Москве 23-31 декабря 1940 г. состоялось очередное ежегодное совещание высшего командного и политического состава Красной армии. На нем присутствовали руководящий состав наркомата обороны и Генерального штаба, начальники центральных управлений, командующие, члены военных советов и начальники штабов военных округов, армий, начальники военных академий, генерал — инспекторы родов войск, командиры некоторых корпусов, дивизий — всего более 270 человек.

На этом совещании начальник штаба Прибалтийского особого военного округа генерал-лейтенант П. С. Кленов, в частности, сказал: "Я просмотрел недавно книгу Иссерсона "Новые формы борьбы". Там даются поспешные выводы, базируясь на войне немцев с Польшей, что начального периода войны не будет, что война на сегодня разрешается просто — вторжением готовых сил, как это было проделано немцами в Польше, развернувшими полтора миллиона людей.

Я считаю подобный вывод преждевременным. Он может быть допущен для такого государства, как Польша, которая, зазнавшись, потеряла всякую бдительность и у которой не было никакой разведки того, что делалось у немцев в период многомесячного сосредоточения войск".

Личная судьба Кленова оказалась трагичной: в начале июля 1941 г. он был смещен с должности и уволен из армии, а 10 июля — умер. Но несравненно трагичнее было крушение руководимого им фронта (как и всего советско-германского фронта) с известными страшными последствиями.

О Г. С. Иссерсоне "Российско-еврейская энциклопедия" сообщает: сын врача, петербургский студент, окончил школу прапорщиков, быстро выдвинулся в Красной армии, к началу 30-х годов — начальник оперативного отдела штаба Ленинградского военного округа. Он был назначен (будучи уже опытным педагогом) преподавателем и начальником оперативного факультета при Академии РККА им. М. В. Фрунзе, когда в 1931 г. был создан этот факультет. В 1932 г. им был опубликован ставший популярным труд "Эволюция оперативного искусства" (там, в частности, рассматривались проблемы теории глубоких операций, впервые выдвинутой в 1929 г. начальником оперативного управления штаба РККА В. К. Триандафилловым).

В 1935 г. немецкий журнал "Милитер Вохенблатт" в статье "Современный Чингисхан" упомянул эту книгу Иссерсона, указывая на новизну изложенных там идей.

На состоявшихся в первой половине сентября 1936 г. восточнее Минска больших двусторонних оперативно-тактических маневрах войск Белорусского военного округа под руководством И. П. Уборевича комбриг Г. С. Иссерсон командовал 4-й стрелковой дивизией.

Когда в 1936 г. была воссоздана Академия Генерального штаба, Иссерсон возглавил ведущую кафедру — кафедру армейских операций (переименованную позднее в кафедру оперативного искусства). В этой должности в декабре 1939 г. он был командирован на советско-финляндский фронт, где возглавил штаб 7-й армии (командарм — К. А. Мерецков), получив звание комдива.

С. М. Штеменко вспоминал его так: "Строгими по тону, я бы сказал... "академичными", но ... глубокими, содержательными были лекции Г. С. Иссерсона по оперативному искусству и стратегии".

М. В. Захаров и Л. М. Сандалов, как и авторы труда "Академия Генерального штаба" (1976 г.), в своих воспоминаниях учтивы по отношению к Г. С. Иссерсону.

После опубликования "Новых форм борьбы" Иссерсон был понижен в звании до полковника и уволен из армии. В начале июля 1941 г. Иссерсона арестовали по обвинению в оскорбительных отзывах о верховном командовании (он говорил, что если бы учли хоть часть его рекомендаций, немцы не продвинулись бы дальше Минска) и приговорили к 10-летнему заключению, после которого он 4 года провел в ссылке.

Зная, какое отношение культивировалось (до времени — "закулисно") тогдашними "высшими сферами" к евреям и естественным для них настроениям, нетрудно представить себе мотивы пренебрежения мнением Иссерсона.

Источник: Газета "Вести", 9.5.95; Газета "Моледет", вып. 38, 1997 @ http://www.zionet.co.il/maof/boguslavsky/boguslavsky1.htm не согласен с конъюнктурным выводом автора статьи (последний абзац).


Добавлю сокращенно с другой книги.
Иссерсон отбывал наказание в Карагандинском ИТЛ. В июне 1951(от звонка до звонка, где же наши военноначальники, убедившиеся в правоте Иссерсона, почему не помогли?) вышел из лагеря и отправлен еще в ссылку в Красноярский край. Там бывший начальник кафедры оперативного искусства Академии Генерального штаба РККА работал мотористом насосной станции, в геолого-разведочной партии занимался вопросами топографической съемки. Только в 1 июня 1955 года(через два года!!!! после смерти Саталина и через два года!!!! массовых амнистий уголовников) был реабилитирован и 14 июня освобожден. Ему было 57 лет!!! Но за страдания бог подарил ему еще целыз 20 лет жизни. ПОЛКОВНИК Г.С.Иссерсон умер в Москве 27 апреля 1976 года.

Представляю книгу этого интересного человека с трагической судьбой- ИССЕРСОНА Григория Сомойловича.
http://militera.lib.ru/science/isserson/index.html
« Последнее редактирование: 17 09 2009, 17:27:25 от Владимир1 »
"Слишком долго заглядывающему в бездну следует помнить, что и бездна вглядывается в него". Ф.Ницше.

Владимир1

  • Модератор раздела
  • Генерал-полковник
  • ***
  • Сообщений: 4866
Валерий Киселев.
Заплачено кровью

http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/NN/krov.txt

Боевой путь 137-й сд.
Читается легко, интересна. Четко привязана по местам боев.
« Последнее редактирование: 17 09 2009, 17:21:05 от Владимир1 »
"Слишком долго заглядывающему в бездну следует помнить, что и бездна вглядывается в него". Ф.Ницше.

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8037
  • Отец на фронте
Мы рады сообщить Вам, что на нашем портале размещены фильмы известного военного поисковика Дмитрия Бурлачкова. Все эти видеоматериалы размещены с согласия и одобрения автора и теперь доступны для скачивания. С гордостью сообщаем, что наш ресурс единственный в сети, где видеоматериалы Дмитрия Бурлачкова размещены официально и с разрешения автора.

http://forum.relicvia.ru/forum187.html
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

TatianaZ

  • ПО "ПОБЕДА"
  • Подполковник
  • **
  • Сообщений: 927
  • Денисов Илья Романович
От: Форум портала кладоискателей Реликвия" <geo_tv@mail.ru>
Кому:
Уважаемый(ая) ....

Мы рады сообщить Вам, что на нашем портале размещены фильмы известного военного поисковика Дмитрия Бурлачкова. Все эти видеоматериалы размещены с согласия и одобрения автора и теперь доступны для скачивания. С гордостью сообщаем, что наш ресурс единственный в сети, где видеоматериалы Дмитрия Бурлачкова размещены официально и с разрешения автора.
Вы можете скачать фильмы по адресу http://forum.relicvia.ru/forum187.html
Пусть не будет "ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ" !!!

TatianaZ

  • ПО "ПОБЕДА"
  • Подполковник
  • **
  • Сообщений: 927
  • Денисов Илья Романович
не получается посмотреть... :'(
Пусть не будет "ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ" !!!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8037
  • Отец на фронте
   Если внимательно почитать, то становится понятно, что они денег хотят... ;) ;D
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДНЕПРОВ

  • СМЕРШ
  • Генерал-майор
  • *
  • Сообщений: 2335
Да там смотреть...на любителя.


ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8037
  • Отец на фронте
  Литература по боям осени 1941 года в районе Вязьмы и в целом по Смоленской области....

1. Белявский В.А. Стрелы скрестились на Шпрее. М., Воениздат, 1973.
http://www.samsv.narod.ru/Div/Kd/kd045/default.html

2. Генерал-лейтенант М.Лукин. В Вяземской операции - http://rkka.ru/oper/lukin/main.htm

3. Вашкевич В. Р., командир 2-й стрелковой дивизии народного ополчения (2-й СД). Бои западнее Вязьмы. Сайт 2-й дивизии народного ополчения Сталинского района г. Москвы - http://bogoroditskoe.by.ru/bogoroditskoe/text1.htm

4. Стученко А.Т. Завидная наша судьба. Изд. 2-е, испр. и доп. М., Воениздат, 1968.
http://www.samsv.narod.ru/Div/Kd/kd045/default.html
http://militera.lib.ru/memo/russian/stuchenko_at/title.html

5. Муратов В. В., Городецкая (Лукина) Ю. М. Командарм Лукин. М. Воениздат. 1990.

6. К.К. Рокоссовский. Солдатский долг. Часть 3.

7. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Выпуск 41. М., Воениздат МО СССР, Москва,1960 - http://ww2doc.50megs.com/Issue41/Issue41

8. Объединенная база данных «Мемориал» - http://www.obd-memorial.ru/

9. Сканированные копии подлинников приказов командующего 19-й Армией генерал-лейтенанта Лукина М.Ф. на прорыв из окружения (8-10 октября 1941 года).
Сайт 2-й дивизии народного ополчения Сталинского района г. Москвы -
http://bogoroditskoe.by.ru/bogoroditskoe/text1.htm.
http://bogoroditskoe.by.ru/bogoroditskoe/page13.htm

10. Николай Букалов. Передайте Лукину благодарность за Москву. Журнал «ЭХО планеты», ИТАР-ТАСС, 2005. № 18/19.

11. Андрей Мятиев. Эхо «Вяземского котла», 1941 – 2001.
http://www.autobuy.ru/nite.php?aid=189&aform=3

12. Акопов И.Э. Все так и было… (Наброски воспоминаний).
http://babon.sitecity.ru/ltext_3012055935....35.p_1102061009
http://babon.sitecity.ru/ltext_3012055935....35.p_1102061149
http://babon.sitecity.ru/ltext_3012055935....35.p_1102054538

13. Штрих С.В. За Москву!
© Copyright 2004 "Православие и Мир" http://www.pravmir.ru/article_1538.html
Источник: Непридуманные рассказы о Войне

14. Михаил Ходаренок, Борис Невзоров. ЧЕРНЫЙ ОКТЯБРЬ 41-го.
http://nvo.ng.ru/history/2002-06-21/5_blackoctober.html

15. Объяснительная записка генерал-майора Додонова М.Я., командира 166-й стрелковой дивизии, о выходе 166-й сд 19-й Армии из окружения под Вязьмой. Сайт г. Вязьмы «Вязьма – форпост России». Вяземский Информационно-Аналитический Учебный Центр 2007 год -
http://www.forpost.vyazma.ru/krasn1.php

16. Лопуховский Л.Н. 1941. Вяземская катастрофа. Издание 2-ое, перераб. и исправ. Выдержки из книги о выходе 120-го гаубичного артиллерийского полка 19-й Армии из окружения под Вязьмой в октябре 1941 года. Сайт г. Вязьмы «Вязьма – форпост России». Вяземский Информационно-Аналитический Учебный Центр 2007 год –
http://www.forpost.vyazma.ru/krasn1.php

17. Терновский Г.В. Военные моряки в битвах за Москву (выдержки из книги).
Сайт г. Вязьмы «Вязьма - форпост России». Вяземский Информационно-Аналитический Учебный Центр, 2007 год - http://www.forpost.vyazma.ru/krasn1.php

18. Леляичев А.А., ополченец 6-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии народного ополчения Сталинского района г. Москвы (с сентября 1941 г.- 1286-й сп 2-й СД) о выходе из окружения из-под Вязьмы 07.10. – 26.10.1941 г.
Сайт 2-й дивизии народного ополчения Сталинского района г. Москвы.
http://bogoroditskoe.by.ru/bogoroditskoe/text1.htm

19. Марченко С.Т., военный комиссар, батальонный комиссар, 4-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии народного ополчения (с сентября 1941 г. – 1282-й сп 2-й СД).
Сайт 2-й дивизии народного ополчения Сталинского района г. Москвы.
http://bogoroditskoe.by.ru/bogoroditskoe/text1.htm

20. В. И. Казаков. Маршал артиллерии, бывший командующий артиллерией 16-й Армии Западного фронта. Артиллеристы в боях за Москву.
militera.lib.ru/memo/russian/moscow2/index.html

21. Суслопаров В.Ю. Боевой путь 45-й кавалерийской дивизии.
http://www.soldat.ru/force/sssr/45kd/

22. Оперативное построение войск 16-й Армии генерал-лейтенанта Рокоссовского К.К. на 30 сентября 1941 года - http://rkka.ru/imaps

23. В. Мартынов, А. Меженько, С. Садовников, Д. Соколов. Возвращение из безызвестности (о боевых действиях 24-й Армии при выходе из окружения и гибели командующего 24-й армией генерал-майора Ракутина К.И.) - http://pvrf.narod.ru/stat/rakutin.htm

24. Докладная записка члена Военного Совета, начальника политотдела 24-й Армии, дивизионного комиссара К. Абрамова о боевых действиях 24-й Армии в период 26 сентября - 14 октября 1941 года. 10 марта 1942 года - http://gww.addr.ru/o_pril7.php

25. Докладная записка секретаря Смоленского обкома ВКП (б) Попова Д.М. секретарю ЦК ВКП (б) от 24 ноября 1941 года о просчетах командования Западного и Резервного фронтов в оценке противника - http://gww.addr.ru/o_pril8.php

26. Донесения командования войск по охране тыла Западного фронта о выходе из окружения и боевых действиях 16-го, 87-го и 252-го пограничных полков с 1 по 22 октября 1941 года http://www.rkka.ru/docs/begin/encircl.htm

27. Боевой состав войск Западного и Резервного фронтов на 1 октября 1941 года.
http://victory.mil.ru/rkka/oob/bs_1941.1.10.html
http://tashv.nm.ru/BoevojSostavSA/1941/19411001.html

28. Боевой и численный состав всех дивизий народного ополчения. Военно-исторический архив. № 2. 2002. с. 81-87. - http://gww.addr.ru/o_pril4.php

29. Докладная записка бывшего военного комиссара 134-й стрелковой дивизии старшего батальонного комиссара Кузнецова об обстоятельствах гибели члена Военного совета 19-й Армии дивизионного комиссара Шекланова Ивана Прокопьевича.
http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/...54/00000062.jpg
http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/...54/00000063.jpg

30. Боевые составы немецких войск Группы Армий «Центр» и войск Западного, Резервного и Брянского фронтов на 1 октября 1941 года. Схема оперативного построения войск. http://rkkaww2.armchairgeneral.com/maps/19...ct_1_41_s02.gif

31. Оперативные сводки Главного командования сухопутных войск Вермахта, Группы Армий «ЦЕНТР», донесения разведотделов 4-й и 9-й Армий о боях по окружению советских войск под Вязьмой (02.10.1941 - 13.10.1941) - http://gww.addr.ru/o_pril6.php

32. Михаил Ходаренок, Борис Невзоров. ЧЕРНЫЙ ОКТЯБРЬ 41-го. НВО, 2002 г., № 20. Немецкие карты группы армий «Центр».
Карта-схема № 1 - Окружение войск Западного и Резервного фронтов (обстановка на 7
октября 1941 года) - http://old.vko.ru/jpg/2006/27/34_66_04.jpg
Карта-схема № 2 - Окружение войск Западного и Резервного фронтов (обстановка на 10
октября 1941 года) - http://old.vko.ru/jpg/2006/27/34_66_05.jpg
Карта-схема № 3 - Окружение войск Западного и Резервного фронтов (обстановка на 13
октября 1941 года) - http://old.vko.ru/jpg/2006/27/34_66_06.jpg

33. Схема окружения советских войск под Вязьмой в октябре 1941 года.
http://rkkaww2.armchairgeneral.com/maps/19...30_Nov_1941.jpg
http://old.vko.ru/jpg/2006/27/34_66_05.jpg

34. Лопуховский Л.Н Вяземская катастрофа 41-го года. Москва «Яуза», «ЭКСМО», 2006. Перечень соединений и частей Западного фронта, попавших в окружение под Вязьмой.
http://old.vko.ru/jpg/2006/27/34_66_06.jpg

35. Схема группировки войск Западного и Резервного фронтов в сентябре 1941 года (по данным немецкой разведки) - http://hwar1941.narod.ru/viz.htm
   Любезно предоставлена Виктором Юрьевичем
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

ДСГ

  • МОДЕРАТОР ФОРУМА
  • Генерал Армии
  • ****
  • Сообщений: 8037
  • Отец на фронте
Константин Михайлович СИМОНОВ

ТРЕТИЙ АДЪЮТАНТ

Рассказ

Комиссар был твердо убежден, что смелых убивают реже, чем трусов. Он любил это повторять и сердился, когда с ним спорили.

В дивизии его любили и боялись. У него была своя особая манера приучать людей к войне. Он узнавал человека на ходу. Брал его в штабе дивизии, в полку и, не отпуская ни на шаг, ходил с ним целый день всюду, где ему в этот день надо было побывать.

Если приходилось идти в атаку, он брал этого человека с собой в атаку и шел рядом с ним.

Если тот выдерживал испытание, - вечером комиссар знакомился с ним еще раз.

- Как фамилия? - вдруг спрашивал он своим отрывистым голосом.

Удивленный командир называл свою фамилию.

- А моя - Корнев. Вместе ходили, вместе на животе лежали, теперь будем знакомы.

В первую же неделю после прибытия в дивизию у него убили двух адъютантов.

Первый струсил и вышел из окопа, чтобы поползти назад. Его срезал пулемет.

Вечером, возвращаясь в штаб, комиссар равнодушно прошел мимо мертвого адъютанта, даже не повернув в его сторону головы.

Второй адъютант был ранен навылет в грудь во время атаки. Он лежал в отбитом окопе на спине и, широко глотая воздух, просил пить. Воды не было. Впереди за бруствером лежали трупы немцев. Около одного из них валялась фляга.

Комиссар вынул бинокль и долго смотрел, словно стараясь разглядеть, пустая она или полная.

Потом, тяжело перенеся через бруствер свое грузное немолодое тело, он пошел по полю всегдашней неторопливой походкой.

Неизвестно почему, немцы не стреляли. Они начали стрелять, когда он дошел до фляги, поднял ее, взболтнул и, зажав под мышкой, повернулся.

Ему стреляли в спину. Две пули попали в флягу. Он зажал дырки пальцами и пошел дальше, неся флягу в вытянутых руках.

Спрыгнув в окоп, он осторожно, чтобы не пролить, передал флягу кому-то из бойцов.

- Напоите!

- А вдруг дошли бы, а она пустая? - заинтересованно спросил кто-то.

- А вот вернулся бы и послал вас искать другую, полную! - сердито смерив взглядом спросившего, сказал комиссар.

Он часто делал вещи, которые, в сущности, ему, комиссару дивизии, делать было не нужно. Но вспоминал о том, что это не нужно, только потом, уже сделав. Тогда он сердился на себя и на тех, кто напоминал ему о его поступке.

Так было и сейчас. Принеся флягу, он уже больше не подходил к адъютанту и, казалось, совсем забыл о нем, занявшись наблюдением за полем боя.

Через пятнадцать минут он неожиданно окликнул командира батальона.

- Ну, отправили в санбат?

- Нельзя, товарищ комиссар, придется ждать дотемна.

- Дотемна он умрет. - И комиссар отвернулся, считая разговор оконченным.

Через пять минут двое красноармейцев, пригибаясь под пулями, несли неподвижное тело адъютанта назад по кочковатому полю.

А комиссар хладнокровно смотрел, как они шли. Он одинаково мерил опасность и для себя и для других. Люди умирают - на то и война. Но храбрые умирают реже.

Красноармейцы шли смело, не падали, не бросались на землю. Они не забывали, что несут раненого. И именно поэтому Корнев верил, что они дойдут.

Ночью, по дороге в штаб, комиссар заехал в санбат.

- Ну как, поправляется, вылечили? - спросил он хирурга.

Корневу казалось, что на войне все можно и должно делать одинаково быстро - доставлять донесения, ходить в атаки, лечить раненых.

И когда хирург сказал Корневу, что адъютант умер от потери крови, он удивленно поднял глаза.

- Вы понимаете, что вы говорите? - тихо сказал он, взяв хирурга за портупею и привлекая к себе. - Люди под огнем несли его две версты, чтобы он выжил, а вы говорите - умер. Зачем же они его несли?

Про то, как он ходил под огнем за водой, Корнев промолчал.

Хирург пожал плечами.

- И потом, - заметив это движение, добавил комиссар, - он был такой парень, что должен был выжить. Да, да, должен, - сердито повторил он. Плохо работаете.

И, не простившись, пошел к машине.

Хирург смотрел ему вслед. Конечно, комиссар был неправ. Логически рассуждая, он сказал сейчас глупость. И все-таки были в его словах такая сила и убежденность, что хирургу на минуту показалось, что, действительно, смелые не должны умирать, а если они все-таки умирают, то это значит, он плохо работает.

- Ерунда! - сказал он вслух, пробуя отделаться от этой странной мысли.

Но мысль не уходила. Ему показалось, что он видит, как двое красноармейцев несут раненого по бесконечному кочковатому полю.

- Михаил Львович, - вдруг сказал он, как о чем-то уже давно решенном, своему помощнику, вышедшему на крыльцо покурить. - Надо будет утром вынести дальше вперед еще два перевязочных пункта с врачами...

Комиссар добрался до штаба только к рассвету. Он был не в духе и, вызывая к себе людей, сегодня особенно быстро отправлял их с короткими, большей частью ворчливыми напутствиями. В этом был свой расчет и хитрость. Комиссар любил, когда люди уходили от него сердитыми. Он считал, что человек все может. И никогда не ругал человека за то, что тот не смог, а всегда только за то, что тот мог и не сделал. А если человек делал много, то комиссар ставил ему в упрек, что он не сделал еще больше. Когда люди немножко сердятся - они лучше думают. Он любил обрывать разговор на полуслове, так, чтобы человеку было понятно только главное. Именно таким образом он добивался того, что в дивизии всегда чувствовалось его присутствие. Побыв с человеком минуту, он старался сделать так, чтобы тому было над чем думать до следующего свидания.

Утром ему подали сводку вчерашних потерь. Читая ее, он вспомнил хирурга. Конечно, сказать этому старому опытному врачу, что он плохо работает, было с его стороны бестактностью, но ничего, ничего, пусть думает, может, рассердится и придумает что-нибудь хорошее. Он не сожалел о сказанном. Самое печальное было то, что погиб адъютант. Впрочем, долго вспоминать об этом он себе не позволил. Иначе за эти месяцы войны слишком о многих пришлось бы горевать. Он будет вспоминать об этом потом, после войны, когда неожиданная смерть станет несчастьем или случайностью. А пока - смерть всегда неожиданна. Другой сейчас и не бывает, пора к этому привыкнуть. И все-таки ему было грустно, и он как-то особенно сухо сказал начальнику штаба, что у него убили адъютанта и надо найти нового.

Третий адъютант был маленький, светловолосый и голубоглазый паренек, только что выпущенный из школы и впервые попавший на фронт.

Когда в первый же день знакомства ему пришлось идти рядом с комиссаром вперед, в батальон, по подмерзшему осеннему полю, на котором часто рвались мины, он ни на шаг не оставлял комиссара. Он шел рядом: таков был долг адъютанта. Кроме того, этот большой грузный человек с его неторопливой походкой казался ему неуязвимым: если идти рядом с ним, то ничего не может случиться.

Когда мины начали рваться особенно часто и стало ясно, что немцы охотятся именно за ними, комиссар и адъютант стали изредка ложиться.

Но не успевали они лечь, не успевал рассеяться дым от близкого разрыва, как комиссар уже вставал и шел дальше.

- Вперед, вперед, - говорил он ворчливо. - Нечего нам тут дожидаться.

Почти у самых окопов их накрыла вилка. Одна мина разорвалась впереди, другая - сзади.

Комиссар встал, отряхиваясь.

- Вот видите, - сказал он, на ходу показывая на маленькую воронку сзади. - Если бы мы с вами трусили да ждали, как раз она бы по нас и пришлась. Всегда надо быстрей вперед идти.

- Ну, а если бы мы еще быстрей шли, - так... - и адъютант, не договорив, кивнул на воронку, бывшую впереди них.

- Ничего подобного, - сказал комиссар. - Они же по нас сюда били это недолет. А если бы мы уже были там - они бы туда целили и опять был бы недолет.

Адъютант невольно улыбнулся: комиссар, конечно, шутил. Но лицо комиссара было совершенно серьезно. Он говорил с полной убежденностью. И вера в этого человека, вера, возникающая на войне мгновенно и остающаяся раз и навсегда, охватила адъютанта. Последние сто шагов он шел рядом с комиссаром, совсем тесно, локоть к локтю.

Так состоялось их первое знакомство.

Прошел месяц. Южные дороги то подмерзали, то становились вязкими и непроходимыми.

Где-то в тылу, по слухам, готовились армии для контрнаступления, а пока поредевшая дивизия все еще вела кровавые оборонительные бои.

Была темная осенняя южная ночь. Комиссар, сидя в землянке, пристраивал на железной печке поближе к огню свои забрызганные грязью сапоги.

Сегодня утром был тяжело ранен командир дивизии, начальник штаба, положив на стол подвязанную черным платком раненую руку, тихонько барабанил по столу пальцами. То, что он мог это делать, доставляло ему удовольствие: пальцы снова начинали его слушаться.

- Ну, хорошо, упрямый вы человек, - продолжал он прерванный разговор, - ну, пусть Холодилина убили потому, что он боялся, но генерал-то ведь был храбрым человеком - как по-вашему?

- Не был, а есть. И он выживет, - сказал комиссар и отвернулся, считая, что тут не о чем больше говорить.

Но начальник штаба потянул его за рукав и сказал совсем тихо, так, чтобы никто лишний не слышал его грустных слов:

- Ну, выживет, хорошо - едва ли, но хорошо. Но ведь Миронов не выживет, и Заводчиков не выживет, и Гавриленко не выживет. Они умерли, а ведь они были храбрые люди. Как же с вашей теорией?

- У меня нет теории, - резко сказал комиссар. - Я просто знаю, что в одинаковых обстоятельствах храбрые реже гибнут, чем трусы. А если у вас не сходят с языка имена тех, кто был храбр и все-таки умер, то это потому, что когда умирает трус, то о нем забывают прежде, чем его зароют, а когда умирает храбрый, то о нем помнят, говорят и пишут. Мы помним только имена храбрых. Вот и все. А если вы все-таки называете это моей теорией, воля ваша. Теория, которая помогает людям не бояться, - хорошая теория.

В землянку вошел адъютант. Его лицо за этот месяц потемнело, а глаза стали усталыми. Но в остальном он остался все тем же мальчишкой, каким в первый день увидел его комиссар. Щелкнув каблуками, он доложил, что на полуострове, откуда только что вернулся, все в порядке, только ранен командир батальона капитан Поляков.

- Кто вместо него? - спросил комиссар.

- Лейтенант Васильев из пятой роты.

- А кто же в пятой роте?

- Какой-то сержант.

Комиссар на минуту задумался.

- Сильно замерзли? - спросил он адъютанта.

- По правде говоря - сильно.

- Выпейте водки.

Комиссар налил из чайника полстакана водки, и лейтенант, не снимая шинели, только наспех распахнув ее, залпом выпил.

- А теперь поезжайте обратно, - сказал комиссар. - Я тревожусь, понимаете? Вы должны быть там, на полуострове, моими глазами. Поезжайте.

Адъютант встал. Он застегнул крючок шинели медленным движением человека, которому хочется еще минуту побыть в тепле. Но, застегнув, больше не медлил. Низко согнувшись, чтобы не задеть притолоку, он исчез в темноте. Дверь хлопнула.

- Хороший парень, - сказал комиссар, проводив его глазами. - Вот в таких я верю, что с ними ничего не случится. Я верю в то, что они будут целы, а они верят, что меня пуля не возьмет. А это самое главное. Верно, полковник?

Начальник штаба медленно барабанил пальцами по столу. Храбрый от природы человек, он не любил подводить никаких теорий ни под свою, ни под чужую храбрость. Но сейчас ему казалось, что комиссар прав.

- Да, - сказал он.

В печке трещали поленья. Комиссар спал, упав лицом на десятиверстку и раскинув на ней руки так широко, как будто он хотел забрать обратно всю начерченную на ней землю.

Утром комиссар сам выехал на полуостров. Потом он не любил вспоминать об этом дне. Ночью немцы, внезапно высадившись на полуострове, в жестоком бою перебили передовую пятую роту - всю, до последнего человека.

Комиссару в течение дня пришлось делать то, что ему, комиссару дивизии, в сущности, делать совсем не полагалось. Он утром собрал всех, кто был под рукой, и трижды водил их в атаку.

Тронутый первыми заморозками гремучий песок был взрыт воронками и залит кровью. Немцы были убиты или взяты в плен. Пытавшиеся добраться до своего берега вплавь потонули в ледяной зимней воде.

Отдав уже ненужную винтовку с окровавленным черным штыком, комиссар обходил полуостров. О том, что происходило здесь ночью, ему могли рассказать только мертвые. Но мертвые тоже умеют говорить. Между трупами немцев лежали убитые красноармейцы пятой роты. Одни из них лежали в окопах, исколотые штыками, зажав в мертвых руках разбитые винтовки. Другие, те, кто не выдержал, валялись на открытом поле в мерзлой зимней степи: они бежали и здесь их настигли пули. Комиссар медленно обходил молчаливое поле боя и вглядывался в позы убитых, в их застывшие лица: он угадывал, как боец вел себя в последние минуты жизни. И даже смерть не мирила его с трусостью. Если бы это было возможно, он похоронил бы отдельно храбрых и отдельно трусов. Пусть после смерти, как и при жизни, между ними будет черта.

Он напряженно вглядывался в лица, ища своего адъютанта. Его адъютант не мог бежать и не мог попасть в плен, он должен быть где-то здесь, среди погибших.

Наконец сзади, далеко от окопов, где дрались и умирали люди, комиссар нашел его. Адъютант лежал навзничь, неловко подогнув под спину одну руку и вытянув другую с насмерть зажатым в ней наганом. На груди на гимнастерке запеклась кровь.

Комиссар долго стоял над ним, потом, подозвав одного из командиров, приказал ему приподнять гимнастерку и посмотреть, какая рана.

Он посмотрел бы и сам, но правая рука его, раненная в атаке несколькими осколками гранаты, бессильно повисла вдоль тела. Он с раздражением смотрел на свою обрезанную до плеча гимнастерку, на кровавые, наспех намотанные бинты. Его сердили не столько рана и боль, сколько самый факт, что он был ранен. Он, которого считали в дивизии неуязвимым! Рана была некстати, ее скорее надо было залечить и забыть.

Командир, наклонившись над адъютантом, приподнял гимнастерку и расстегнул белье.

- Штыковая, - сказал он, подняв голову, и снова склонился над адъютантом и надолго, на целую минуту, припал к неподвижному телу.

Когда он поднялся, на лице его было удивление.

- Еще дышит, - сказал он.

- Дышит?

Комиссар ничем не выдал своего волнения.

- Двое, сюда! - резко приказал он. - На руки, и быстрей до перевязочного пункта. Может быть, выживет.

И он, повернувшись, пошел дальше по полю.

"Выживет или нет?" - этот вопрос у него путался с другими: как себя вел в бою, почему оказался сзади всех, в поле? И невольно все эти вопросы связывались в одно: если все хорошо, если вел себя храбро, - значит, выживет, непременно выживет.

И когда через месяц на командный пункт дивизии из госпиталя пришел адъютант, побледневший и худой, но все такой же светловолосый и голубоглазый, похожий на мальчишку, комиссар ничего не спросил у него, а только молча протянул для пожатия левую, здоровую руку.

- А я ведь так тогда и не дошел до пятой роты, - сказал адъютант, застрял на переправе, еще сто шагов оставалось, когда...

- Знаю, - прервал его комиссар, - все знаю, не объясняйте. Знаю, что молодец, рад, что выжили.

Он с завистью посмотрел на мальчишку, который через месяц после смертельной раны был снова живым и здоровым, и, кивнув на свою перевязанную руку, грустно сказал:

- А у нас с полковником уже годы не те. Второй месяц не заживает. А у него - третий. Так и правим дивизией - двумя руками. Он правой, а я левой...

"Красная звезда", 15 января 1942 г.
Вы поведайте им об отце или сыне
Это нужно живым, это нужно России!

TatianaZ

  • ПО "ПОБЕДА"
  • Подполковник
  • **
  • Сообщений: 927
  • Денисов Илья Романович
Спасибо за рассказ , Сергей  !
Пусть не будет "ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ" !!!